Белория: жизнь продолжается

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Белория: жизнь продолжается » Летописи » Квест vol.8.0 Перекресток дорог.


Квест vol.8.0 Перекресток дорог.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Время: начало страдня
Участники: Роговолд Белозерский, Тиндомэль
События: Жизнь - штука сложная. Но зато какая веселая! - примерно в этом ключе думал маг Роговолд, потихоньку пробираясь пыльными проселочными дорогами в сторону стольного града Стармина. Жизнь - вещь интересная. То она есть, то ее сразу нет. - философски размышлял лекарь Тиндомэль выезжая из очередной деревеньки, где врачевал местного старосту. Наверное, именно в этот момент звезды как-то по-особенному сошлись на небосводе и пути человека и эльфа на краткий миг слились воедино. Почему? Ох, да все просто. Маг принял заказ на зачистку кладбища от "упырев ходячих", но наткнулся на местных фанатиков, именно в эту ночь проводивших там свои обряды. К слову, главным там оказался окончательно свихнувшийся колдун. И кто знает, чем бы закончилась эта встреча, если бы не принесла нелегкая на тот погост лайне...
Очередность постов:
- Роговолд
- Тиндомэль
Статус:
завершен

0

2

Наиболее жаркая и беззаботная для того, кто не занят сельским хозяйством, часть лета осталась позади, и над созревающими хлебами замаячила сырая промозглая осень. Ночи становились холоднее, недвусмысленно намекая, что пора уже и поспешать под крыши Стармина, если, конечно, незадачливый маг не хочет обзавестись болями в ноге на всю оставшуюся жизнь. То ли смирившийся с новым владельцем, то ли замысливший что-то, требующее продолжительной подготовки и усыпления бдительности седока, Уголек в охотку рысил по тропинке, не достойной гордого названия проселочной дороги.
По левую руку от всадника шуршало хлебом поле, с трех сторон окружавшее деревню, по правую руку темнел лес. Над лесом разгорался закат; если задрать голову, маг мог им полюбоваться. Другое дело, что ехать, задрав голову, на расположенное в некотором отдалении от деревни кладбище с оцененными старостой в пару кладней упырями на Угольке, все чаще слышавшем свое имя, а не емкие характеристики своего нрава, Роговолд опасался.
В седельной сумке, приятно согревая душу, ехали предназначенные на завтрак пирог с ягодами и кувшин молока. Этому практикующий маг научился в первый год скитания по трактам: мало победить нечисть на кладбище, надо еще и не сдохнуть от голода между ночной работой и тем моментом, когда деревенский корчмарь отважится тебя впустить. Время в этот момент обычно ползет втрое медленнее, чем на кладбище, что прискорбно. Если же достойно запастись, ожидание превращается в прекрасные рассветные часы, полные тишины, приятной усталости, чувства выполненного долга.
А вот и покосившаяся оградка. Маг поправил меч в седельных ножнах, взялся руками за луку седла и аккуратно съехал по крутому боку рослого боевого коня на травку. Животина всем своим видом показала, что только что случилось с последним уважением к нынешнему хозяину. Роговолд пожал плечами и парировал:
-Ты, конечно, готов забыть про яблоки?

+1

3

Сухой шелест травы под ногами с завидной настойчивостью пытался вырвать Тиндомэля из плена эльфийской благородной задумчивости. В этом нелегком деле ему помогали кочки, рытвины, крупные камни и прочее изобилие белорских полей… Периодически Тин низвергался из мыслей о высоком на приземленную в буквальном смысле землю, но интереснее для юного целителя  она тем все же не становилась. Вечерний ветер уже нес в себе ту самую прохладу, которая первой возвещает приход осени, срывал со зрелых полевых трав волны их знойного запаха и накатывал на эльфа, как морские валы на берег. Со стороны далекого леса слышались знакомые протяжные переклички его серых хозяев, где-то в бездне темнеющего неба раздавались крики стрижей. Тиндомэля все это, впрочем, не отвлекало. Эльф в очередной раз педантично и скрупулезно перебирал в уме, все ли он приобрел в деревенской лавке, и не забыл ли чего-нибудь взять с собой.
Пузырек чернил, буханка хлеба, полголовы сыра (сыр, кстати, не забыл бы даже на смертном одре), пара гусиных перьев… сапоги ему подлатали, как и ту прореху в плаще… Травы не растерял… Вместо настойки влил в пузырьки подаренную женой старосты сивуху…  Что же забыл на этот раз??
Тин приостановился, чтобы  провести досмотр сумки. Еще бы не мешало пару глотков воды. Некоторое время закутанная в плащ фигура лихорадочно дергалась, пытаясь разобраться с сумкой удерживая ту на весу, затем осела на землю, опустила сумку и влезла в последнюю уже обеими руками. Через пару минут возня перешла в горестный вздох разочарования и облегчения разом: фляга не отыскалась, зато обнаружилось, что Тин забыл взять на этот раз.
- Надо записывать, - пробурчал эльф, - Ну почему я вечно что-то забываю?
Рядом в высокой траве шумно застрекотал кузнечик, или издеваясь над бедным эльфом, или являя пример редкостного равнодушия к философским беседам. Но этот новый звук хотя бы заставил Тина осмотреться: уже был поздний вечер, а соседняя весь еще не появилась, хотя эльф шел в правильном направлении… вроде бы… Осмотревшись, Тиндомэль все-таки заметил признаки цивилизации: вдалеке виднелся огороженный забором… парк, наверное. Стоически выдохнув, он поднял сумку и зашагал к нему. Когда он был уже недалеко, то заметил за забором «парка» странные белые камни под сенью старых деревьев. Не прошло и трех минут, а эльф не прошел и трети расстояния, как до него дошло, что это не парк, а погост…
Значит, весь и в самом деле не далеко!
Эта мысль внесла некоторый покой в благородную и умную эльфийскую душу. Тиндомэль решил обойти вокруг кладбища – где-нибудь  отыщется тропка ведущая в деревню. Когда Тин уже сделал почти полный круг, впереди ему послышался негромкий стук копыт и конское фыркание. Озадаченный и настороженный лекарь замедлил шаг, выныривая из глубин своего богатого внутреннего мира: он уже знал, что случайные встречи по вечернему времени всегда сюрприз, но редко – приятный…

Отредактировано Тиндомэль (03-04-2012 00:40:10)

0

4

Нельзя сказать, чтобы Роговолд грезил ночными кладбищами. Нельзя также сказать, что эта часть работы совсем уж ему не нравилась. Тем более летом, когда ночи еще вполне теплые и ничто не предвещает ночного дождя. К тому же, судя по взвешенной цене упокоения и отсутствия паники, подкрепленной свежими покойниками, ничего из ряда вон выходящего за тривиальной оградкой мага не ожидает.
Верный меч с посеребренным желобом для стока крови перекочевал из седельных ножен в наспинные, и Роговолд огляделся. Уголек, зверюга хитрая и расчетливая в той же мере, в какой вышколенная и выезженная, не особенно нуждался в привязи. К тому же свобода вполне могла пригодиться коню для самозащиты. Предыдущие лошади таким доверием у Роговолда никогда не пользовались, но привыкнуть он успел буквально за неделю. Прагматичный конь, как показала практика, умевший спать, не сбиваясь с рыси, наклонил голову через ограду и цинично принялся щипать сочную кладбищенскую траву. Маг не мог упрекнуть в этом спутника: его самого кормили, в основном, кладбища. Однако для того, чтобы достать из чересседельной сумки кожаный жилет, призванный предохранить как от прохлады, так и от нескромных когтей и зубов местной ночной фауны, включая комаров, коня пришлось обойти.
Одеться Роговолд не успел: за спиной сквозь ветки высунувшейся из-за ограды березы почудилось движение. Рука сама метнулась к мечу. Но Уголек, куда более чуткий на всякую нечисть, продолжал безмятежно есть. Маг выпустил рукоять и присмотрелся, желая понять, кто составляет ему компанию, прежде чем снять ножны. Стрела промеж лопаток его не прельщала.
-Вечер добрый?
Закат между тем входил в решающую фазу.

0

5

Цивилизованная речь разом сняла охватившее эльфа напряжение. Глухой, как тетерев на току, в отношении чутья, внимательности и прочих житейских полезностей этого мира, слова он подмечал точно. Сейчас к нему обратился не весянин, совсем не весянин… Но кошелек не потребовал, на луну не выл, в колдовстве не обвинял, что качественно выделило его среди прочих случайных собеседников молодого лекаря.
- Доброго вечера и вам, да и ночь пусть выдастся благодатной и спокойной! – негромко ответил Тиндомэль, подойдя ближе.
Внимательный, как старая ворона, Тин разглядел лишь темный конский силуэт. Оседланный конь, поскрипывая сбруей и поклажей, спокойно стоял и хрустел сочными стеблями трав. На лице эльфа возникло выражение недоумения, затем растерянности, которая сменилась удивлением. Наконец взгляд лекаря задержался на умной конской морде, и Тин неуверенно произнес:
- Простите что отвлекаю, но… Вы не подскажете, как мне, странствующему лекарю, пройти к деревне? – после чего принялся терпеливо ждать завершения трапезы.
Тут над конским крупом поднялась голова и плечи магиуса. Тиндомэль поперхнулся очередной заготовленной вежливостью и покраснел, благо в вечернее время это было не так заметно.
- Эээ… Доброго вечера! – быстро вытолкнул из себя эльф, - Еще раз! – тут же спешно поправился  он и покраснел еще гуще.
Тиндомэль без нужды поправлял лямки сумки, мял край плаща, почти сгорая от стыда и в очередной раз кляня свою рассеянность, слабо надеясь, что сейчас удастся хотя бы смягчить неловкость ситуации …
- Меня зовут Тиндомэль, я лекарь. Буду признателен, если вы укажете мне путь в ближайшую весь…

0

6

- Доброго вечера и вам, да и ночь пусть выдастся благодатной и спокойной.
Конструкция, слишком напыщенная, чтобы оказаться в обиходе крестьянина или разбойника, прозвучала как нечто привычное для говорящего. Роговолд несколько пристыженно отбросил излишнюю осмотрительность и продолжил одеваться, ожидая продолжения. Собственно, он свое любопытство  уже удовлетворил: случайный прохожий живой и, на первый взгляд, не злонамеренный в отношении его имущества. Может, бард?
- Простите что отвлекаю, но… Вы не подскажете, как мне, странствующему лекарю, пройти к деревне?
Маг сбросил ножны на землю и накинул жилет, затем холщовую куртку - навязчивое жужжание комаров приобрело досадливый оттенок, - подхватил ножны и выпрямился, оправляя одежду.
Догорающий закат окрасил румянцем точеные скулы молоденького – едва ли вдвое старше него самого – эльфа и теперь играл рыжеватыми бликами в падающих за спину волосах.
- Эээ… Доброго вечера! Еще раз! Меня зовут Тиндомэль, я лекарь. Буду признателен, если вы укажете мне путь в ближайшую весь…
-Чем больше добрых вечеров, тем оно лучше, - широко и просто улыбнулся маг. Называть свое имя он не спешил и, надо сказать, удивился, что остроухий представился. – В ближайшую вот по этой тропинке, - Роговолд махнул рукой за спину, на стежку, по которой приехал, - вдоль кромки леса. Только вот ее обитатели думают, что на этом милом кладбище по ночам шалят упыри, так что, если намерены ночевать под крышей, не сочтите меня невежливым, я бы на вашем месте поторопился добраться до нее до заката.
И, словно бы подтверждая его слова, в глубине погоста картинно хрустнула ветка.

0

7

На лице эльфа возникло выражение крайнего недоумения.
Упыри? На кладбище? Но что тут есть-то? Уж вернее было бы подстерегать поздних путников на дороге в деревню…
Тут Тин ощутил, как мелко задрожали его пальцы, сжимающие лямки сумки. Как ни крути, а он оказывался самой удобной закуской на этот вечер. Он сам, да еще этот человек. Только сейчас Тиндомэль внимательно осмотрел случайного собеседника, прежде всего, естественно, отметив его главное качество: вооруженность. Некоторое время эльф делал не слишком удачные предположения, кем же может являться этот человек и что может делать в таком неблагоприятном для жизни месте, а нервы тем временем медленно, но верно натягивались, давая фору арбалетной тетиве. Мягкий, но резкий хруст дерева где-то на погосте заставил величавого лекаря подскочить на месте и коротко ойкнуть. Тишина погоста с готовностью съела этот непривычный здесь звук и вокруг снова воцарилась вечерняя умиротворенность. Страх все сильнее душил эльфа, заставляя пугливо пятиться ближе к вооруженному, хотя и совершенно неизвестному человеку. Когда эльф оказался в трех шагах от незнакомца, из-за дальнего надгробия показалось что-то белое, круглое, очень похожее на голый череп… Спустя  пару мучительных мгновений Тин все же облегченно выдохнул воздух и перестал трястись: череп оказался всего лишь идеально гладкой лысиной мужика, неторопливо вышедшего из тени кладбища. Очевидно разглядев путников, он ускорил шаг, а затем вовсе ломанулся как лось сквозь цепкие ветки деревьев и лопухи. Одет был по весянски: лапти, рваная рубаха и такие же портки, когда-то наверняка белые, ну а теперь маскировочные, замызганную грязью и рваную. Борода гордо топорщилась застрявшими листиками и сучками, делая весянина похожим на лешего.
-Уф, стой, робята! – выдохнул мужик с усилием и остановился сам, тяжело отдуваясь и фыркая. Уперев руки в колени, «леший» некоторое время просто дышал, поочередно поворачивая лысину то к замершему, как статуя эльфу, то к стоящему на отдалении магу.
- Чой это вы на могилках забыли на ночь глядя? Чужие небось, неча вам тут, эт  вам как сторож грю… - на этом дыхание снова покинуло защитника покоя, что дало возможность обалдевшему эльфу наконец высказаться:
- А кроме нас никого не видели на кладбище?
- Кого это? – настороженно осведомился мужик, кашлянул и выпрямился. Сейчас они с Тиндомэлем были почти одного роста, только мужичок был на пудика полтора тяжелее, да и в плечах пошире вдвое.
-Ну, вупырей, оживших мертвецов… странное что-нибудь? – последние слова эльф выдохнул с надеждой, что ответ будет «нет».
-Ну, - протянул сторож, почесав лысину, - Было кой-че…
В темноте невозможно было сказать, куда он смотрит, но у Тиндомэля была уверенность, что сторож внимательно присматривается к нему и его недавнему попутчику.
- Нашел пару чудных черепов, вот недавно…  Хотите покажу? Тут недалеко до моей сторожки. Заходите уж, мне все одно скучно, а вам до веси долго переть…
Тин поправил лямку сумки, что уже пребольно врезалась в плечо за время перехода. Стиснув зубы, эльф окинул взглядом потемневшие поля вокруг, за которыми должна была быть  деревня… Затем боязливо посмотрел на кладбище: стволы деревьев представились ему  арочными сводами, под которыми зияли входы в затопленные тьмой бездны, шелест листвы воспринялся как зловещее шептание мертвецов. Тин с усилием вырвался из плена своего излишне оживившегося на ночь глядя воображения и быстро ответил:   
- Спасибо вам, буду признателен за гостеприимство! – после чего поспешно шагнул вперед.
Сторож довольно прокряхтел и, убедившись, что уже оба спутника следуют за ним, развернулся и пошел обратно в темноту кладбища. Тин поймал взглядом его спину и держался шаг в шаг, мысленно рисуя картины отдыха после многотрудного дня и стараясь игнорировать могильные камни, проступающие и растворяющиеся во мраке. Вскоре Тиндомэль ощутил запах дыма и еще чего-то непонятного и слегка тревожащего: на памяти эльфа так пахли железные клинки. Сторожка оказалась совсем небольшой: на вид одна комната с окном и дверью. Когда путники вошли внутрь, обстановка дополнилась старым фонарем с парой свечек, уныло висящим под потолком, двумя покосившимися деревянными табуретами и небольшим столом. Углы были захламлены всяким мелким скарбом, без которого сторож видимо не представлял возможности работать: коробки, бутыли, сапоги, какие-то палки…  Тин успел наступить на лежак, еще что-то ценное умудрился уронить и уже произносил витиеватое извинение, как за окном раздался леденящий душу вой. Все трое на миг замерли как изваяния, затем сторож коротко ругнулся и посмотрел на обоих гостей с каким-то тоскливым раздражением. Но тем было явно не до него: оба прилипли к окну, стараясь высмотреть нашумевшего визитера. А напрасно: на миг склонившись, мужик поднял толстую короткую палку и быстро взмахнул рукой. Маг, что стоял к нему спиной и всматривался в окно, получил звучный удар по затылку и мешком рухнул на пол. Тиндомэль в недоумении обернулся, но ни понять что-либо, ни что-либо сделать не успел: ему быстро и сильно двинули в ухо. Эльф отлетел к стене, приложившись головой о полку, которую раньше как-то не замечал… Впрочем, после этого он перестал замечать и прочее в этой комнате, да и вообще в этом мире.
Разбудил Тина тот же вой, что он слышал до отключки. Лекарь ощутил себя больным и несчастным: страшно ныла голова, спина… а еще почему-то запястья и лодыжки, причем он еле мог пошевелиться… Разлепив глаза, эльф не заорарал только из-за прескверного самочувствия: в полнейшей тьме перед ним повисло ужасное светящиеся лицо, которое выло дурным голосом. Заметив, что Тин очнулся, «рожица» оборвала вой, ухмыльнулась и чуть хриплым голосом произнесла:
- Вот тебе приятное пробуждение!
Еще не пришедший в себя Тиндомэль со слабым удивлением разглядел совсем молодую девушку в черной робе, Та поднялась в полный рост, убрала фонарь от лица и издевательски расхохоталась.
- Понравилось мое представление? – поинтересовалась она и подмигнула эльфу, - Ничего, ты меня явно переплюнешь сегодня…
Она явно хотела рассказать что-то еще, но в этот момент недалеко раздался властный низкий голос:
- Довольно дитя! Они очнулись? Вот и не будем медлить.
- Да, учитель! – эхом отозвалась девушка и быстро вышла, оставив на столе фонарь.
Тин узнал очертания сторожки, куда их привел «гостеприимный хозяин». Судя по непроглядной темноте за пределами слабо освещенной комнаты, была поздняя ночь. Его случайный спутник-человек, связанный столь же надежно, как и он сам, лежал рядом. Эльф не мог рассмотреть его лица и не знал, очнулся ли тот.
- Вы живы? – тихо и хрипло промямлил Тиндомэль, обращаясь к товарищу по несчастью…

Отредактировано Тиндомэль (24-04-2012 15:42:52)

0

8

-Вы живы?
Роговолд был жив. Это было прекрасно. И, одновременно, вполне возможно, очень плохо. Хотя бы потому, что слово «учитель», когда оно не обращено к всесильному директору Старминской Школы Чародеев, Пифий и Травниц, безошибочно выдает фанатиков и не сулит ничего хорошего.
Итак, запястья туго связаны за спиной, оружие, разумеется, отобрали, на лодыжках тоже веревка,  но поверх сапог, что внушает определенные надежды на радужные перспективы.
Радужных перспектив Роговолд не заслужил. Вой  за окном так называемой сторожки (будь действительно на погосте сторож, он бы первый рассказывал об «упырях», скорее всего, алкогольного генеза, – или «упырей», работы, двух кладней бы не было; кладней, впрочем, пока и так не было, что задавало четкую цель) заставил бы устыдиться любого третьекурсника и ни к какой нежити отношения, разумеется, не имел, если, конечно, не лезть в философские рассуждения о том, что некоторая часть нежити как раз отлично получается впоследствии из ныне живущих.
-Благодарю, вполне, - негромко откликнулся маг. – Надеюсь, и вы в добром здравии.
Скрываться особого смысла не имело: пленники нужны были таинственным незнакомцам в сознании, о том, что сознание к пленникам вернулось, они осведомлены, теперь стоило как раз форсировать события, уже хотя бы потому что подавляющее большинство основанных на отрывочных наблюдениях за заскучавшими некромантами ритуалов, а именно ими почему-то изобилуют священные тексты, предназначенные для фанатиков, увязаны с темным временем суток и обязательным присутствием луны на небосклоне. И если луна скроется, их вполне могут оставить в таком положении до завтра. Само собой разумеется, не найдя по утру мага в добром здравии, пару дней крестьяне на погост не сунутся. А силы будут убывать с каждым часом.

0


Вы здесь » Белория: жизнь продолжается » Летописи » Квест vol.8.0 Перекресток дорог.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC