Белория: жизнь продолжается

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Белория: жизнь продолжается » Флэшбэк » Флэшбэк vol.13.0 Месть ушастых


Флэшбэк vol.13.0 Месть ушастых

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Время: Прошлое лето
Участники: Тайхэ, Рутаэль
События: В отдаленной небольшой деревушке под славным названием Упырищи, славившейся обитателями, упомянутыми в названии, год назад проходил маг-менестрель Рутаэль. Выполнив заказ на убийство пары троек расшалившейся нечисти, он решил остаться переночевать в деревеньке, но местные жители, заметив за плечами мага лютню и напомнив, что у них, как никак, праздник Последнего Колоса, уговорили мага остаться здесь на недельку и потешить публику славными песнями. После этой недельки, довольно-таки бурной, не вылезавший из местной таверны народ души не чаял в полюбившемся менестреле и все уговаривал его заехать снова.
А деревушка, как уже говорилось, была столь далеко от цивилизации, что никто из них даже не слышал о великом барде всех времен и народов (как он сам себя величал) Тайхэ, который через год после вышеописанных событий забрел в столь дикую местность. В то же самое время здесь оказался и знаменитый на всю деревню Рутаэль. И все бы было хорошо, если бы рыжий бард не захотел отобрать у мага пальму первенства...
Очередность постов:
- Тайхэ
- Рутаэль
Статус: Запущен

+1

2

Полуэльф и сам не помнил, что занесло его сюда, на окраину Белории и вообще, кажется, всего мира. Места были дикие, нехоженые, за все время своего путешествия рыжий видел лишь две деревенки по пять с половиной двориков, причем в обеих - в обеих!! - никто даже не слышал о великом барде настоящего и прошлого, а также, возможно, и скорее всего, и будущего, знаменитом Тайхэ Аронка!! Эти.. Эти дикие люди просто не знают о прекрасном - обо мне, то есть, - они отделены от мира занавесью незнания, но я внесу в их серую жизнь светоч настоящего искусства! - витиевато, как обычно бывает, когда бард чем-то раздражен, думал он, покачиваясь в седле полудохлой кобылки, купленной за сущие гроши в последнем оплоте "диких людей", как вдруг за соседним холмом показался сизый дымок, а за ним еще один, и еще. Ну наконец-то! Люди!
Маэстро радостно пришпорил понурую лошадку, находящуюся на последнем издыхании, так что скорее молодому, полному сил полуэльфу надо было нести на плечах животное, дожившие в праведных трудах до столь почтенного возраста. Через пять минут тряской скачки - лошадь ковыляла все медленнее и медленнее, под конец чуть не свалившись у указательного столба, - полуэльф узнал и название деревеньки - славные... Упырищи!? Бард неуверенно слез с подыхающего животного и потоптался на месте. Название говорило само за себя.. Может, тут живут одни упыри!? От этой мыли трусливый бард чуть не рванул обратно по дороге, но вовремя заметил возвышающийся над кособокими одноэтажными домиками деревянный крест церквушки. Упыри вряд ли выдержали бы такое соседство, так что полукровка подобрался, поправил шляпу с роскошным белым пером и мягкой скользящей походкой зашел в деревню.
Эта деревня была чуть больше тех, которые он посещал ранее - дворов эдак на десять, может, и больше. Домики стояли без какого-либо определенного порядка, покосившиеся заборчики были лишь у двух зданий - церкви и большого дома, скорее всего, старосты, - а более-менее добротно смотрелось приземистое одноэтажное строение с корявой вывеской у двери, на которой без всякого смысла были криво нарисованы руны. Как эльф ни старался, он не смог прочитать название славной таверны - съестной дух, витавший возле здания, в общем-то, и вывел проголодавшегося путника на порог харчевни, так что пусть останется таверна без названия. Во время шествия по деревни он встретил лишь двоих любопытных мальчишек, пальцами показывающих на маэстро из-за дома, да несколько женщин, занимающихся домашними делами. Мужская часть населения, скорее всего, сидела именно в таверне с неразборчивым названием.
Бард привязал устало фыркнувшее ископаемое к столбику у входа, оправил чуть запылившуюся одежду, смахнул перчатками засохшую грязь с сапог, еще раз поправил широкополую шляпу и решительно распахнул дверь злачного заведения.
- Дамы и господа! - с порога начал он, даже не заметив, как слаженно чавкающая толпа с неудовольствием покосилась на нарушителя спокойствия, но не оторвалась от поглощения пищи. - Вам несказанно повезло! Только сегодня и только сейчас у вас будет возможность услышать золотой голос Белории, Волмении и всех остальных государств! Я вижу в вас ценителей прекрасного... Я уверен, что вам понравится... Наверное... Кхм... - под конец фразы великий музыкант сник под оценивающими взглядами ценителей прекрасного. Один из них, явно местным мясник, ибо даже здесь он был в замызганном красном фартуке и с тесаком, многообещающе постукивал своим оружие по раскрытой ладони, еще один, могучий мужик на голову выше эльфа, встал из-за стола, оторвавшись от трапезы, подошел к присевшему от страха барду и положил тяжеленную ладонь ему на плечо, из-за чего полукровка присел еще ниже, оказавшись богатырю примерно под мышку.
- Слышь, имрюк, не мешай, а? - довольно-таки вежливо попросил он согласно пискнувшего эльфа и тяжелой поступью вернулся за стол. Эльф, стараясь стать незаметным, скользнул за ближайший к выходу столик, испуганно сжавшись на узкой табуретке и прижимая к груди лютню. Он был эмпатом, хотя и таких способностей не надо, чтобы понять, что маэстро здесь не рады.
Все еще ловя на себе недовольные взгляды, бард спрятался за лютней и принялся настраивать инструмент, чтобы хоть как-то унять дрожь в руках.

0

3

Упырищи… крохотное, забытое всеми четырьмя богами людей поселение, вот уже  второй год неудержимо манило Черного Лиса. Праздник Последнего колоса, столь популярный у людей, вот уже второй год отмечался в крошечной забегаловке типа «корчма». Простой сельский люд принял и первый раз «нелюдя ушастого» как своего так и сейчас. Староста деревни, еще крепкий мужик лет под шестьдесят, выложил гонорар за убиенное гнездо виверн, не много, десяток кладней, за найм ведуна и так складывались всей деревней, но мужчина не жаловался. Знал, что у старосты припрятана вторая половина. И староста не подкачал, предложив спеть в честь праздника, и заплатил авансом еще пять золотых.
Дорогу в корчму маг помнил отлично. Правда, на подходе, он заметил странного юношу, явно не местного, и с не человеческой аурой.
Эльф? Нет… полуэльф. Но откуда тут?!
Рутаэль удивился. Эльфийский взгляд разглядел гриф лютни, а слух поймал какое-то странное приветствие, впрочем, увядшее на корню.
Второго эльфа деревенские встретили куда радостнее первого, пара девиц даже мечтательно вздохнула.
-Мастер Лис, - позвал корчмарь, - вы просто поужинать, или порадуете песней?
-И порадую и поужинаю…  - улыбнулся эльф, потом нашел взглядом того, вошедшего перед ним. Присмотрелся внимательнее. Ой, да он же ребенок совсем. Еще и четвертый десяток не разменял…  - Хозяин, подай мне кружку вина… помню, оно у вас хорошее…
-Ну, не ваши альфийские, - ответствовал мужик – Но не жалуемся.
Вино подали быстро. Эльф сделал короткий глоток. Вытянул лютню из чехла, пробежал пальцами по струнам, подстроил, затем прикрыл глаза и тихо-тихо запел:
-Отдохни, волшебник, пока гаснет огонь в очаге,
Гаснет край небес, и все
пропадает за солнцем вслед.

Довольствуйся малой искрой угольев в очаге
и дыханием мороза за порогом.

Отдохни, волшебник, пока догорает огонь,
Здесь твой дом, и давно здесь знаком тебе каждый предмет,
Кружка меда, кувшин, арфа в старом чехле -
Дотронься, она запоет о музыке....

Отдохни, волшебник, пока догорает огонь,
Еще один вздох, еще мановение ока -
Ты увидишь свой прежний сон: журчащий ручей и горящий огонь,
Меч, юный король и белая лошадь.

В темной дали ночи дуют мощные ветры...
Это приходит заря, это наступает рассвет.
Замри в ожидании дня. Замри и слушай музыку арфы
– В корчме стук кружек и сосредоточенное жевание тут же прекратилось… Староста успел куда-то уйти, что бы вернуться к концу первой песни, уже с остальными жителями деревушки, умудрившимися поместиться в заведении. Изящные пальцы эльфа скользнули по струнам, завершая песню. Несколько секунд стояла тишина, а потом заведение заполнилось крикам, хлопаньем, бряцаньем кружек о столы и прочими формами выражения радости. Эльф даже немного покраснел. Потом короткий жест, призыв к тишине и…
-Опять весна пришла, и в жилах кровь бурлит…
Зачем, мадам, вы просите остаться?
Ваш титул, право, слишком знаменит,
Чтоб в вашей спальне мог я задержаться.

Увы, мадам, уже почти рассвет,
Щекочет ноздри свежей сдобы запах.
Незаменимых женщин в мире нет –
Я ухожу, как кот на мягких лапах.

Вы не одна, мадам, другие ждут меня.
Через окно я вылезу на крышу,
Чтоб на заре роскошнейшего дня
Никто моё мур-рчанье не услышал.

Вы поцелуй пошлите мне вослед,
Пусть эта ночь развеется туманом…
А мужу вашему я передам привет,
Коль у своей Лили его застану.
– шальная, озорная песенка с мурлычащим мотивом, вызвала новый взрыв эмоций. Эльф поклонился и снова пригубил вина. Связки еще недостаточно разогрелись. Песни с пятой голосу вернется привычная сила, пока же сильные композиции петь будет тяжело.

0

4

Когда полуэльф уже второй раз перепроверял натяжение струн лютни, в таверну зашло новое действующее лицо. Слаженное чавканье разом стихло, тут же сменившись радостными возгласами. Тайхэ удивленно смотрел на вошедшего - типичный эльф и.. тоже бард!? Неужели не один Феникс, состоящий в гордой братии музыкантов, забрел в столь дикую местность?
Корчмарь, до этого не обративший внимания на полуэльфа, дружелюбно поприветствовал второго менестреля. Великий бард удивился еще больше: о нем, знаменитом на весь мир и т.д., в этом захолустье даже не слышали, а какого посредственного - полуэльф не сомневался, ведь лучшую музыку сочинял лишь он сам! - барда-эльфа здесь приняли как родного, тут же подав ему кружку вина. Даже оторвались от поглощения пищи, чтобы не пропустить ни звука жалобно тренькнувших струн. К концу песни народу в таверне значительно прибавилось - теперь к игравшему эльфу было практически не пробиться, а от радостных криков по окончании песни полуэльф чуть не оглох.
Бард встал с облюбованного стула, задвинув лютню обратно за спину, и приподнялся на цыпочки за спинами сельчан, пытаясь разглядеть менестреля. Тот как раз приложился к кружке и завел новый мотив. Сельские жители, уже, видимо, знавшие эту песню, радостно заурчали и кто-то даже начал подпевать. Раздраженный полуэльф почувствовал, что краснеет - ведь впервые взгляды находившихся в заведении были прикованы не к нему, великому и т.д., а к какому-то подозрительному эльфу! Вообще не существует эльфов, не умеющих играть на каком-либо музыкальном инструменте, а дивный голос был дан им от природы, так что бард чуть успокоился - может быть, эти бедные крестьяне просто еще ни разу не слышали настоящих мелодий не от этих перворожденных! (Хоть он и сам был наполовину эльф, но считал ушастых задаваками и высокомерными, как, впрочем, и многие люди, коим он тоже являлся наполовину)
Полуэльф, почти не вслушивающийся в звучавшую песню, дождался ее конца и попытался пробраться к поющему эльфу. Ага, щаз-з - сельчане только сплотили ряды, кое-где слышалась ругань из-за лучших мест, а самого барда просто оттолкнули, чтобы не мешал. Чуть не упав на давно не подметаемый пол, полуэльф поднял слетевшую шляпу с белым пером и попытался подойти с другой стороны.
Эльф судя по всему решил немного передохнуть - толпа слегка расступилась, открывая лениво потягивающего вино барда-эльфа, и вновь занялась прерванной трапезой. Музыкант, взяв в себя в руки и стараясь не особо злобно поглядывать в сторону конкурента, воспользовался моментом и ужом проскользнул к столу неизвестного менестреля.
- Вечер добрый, - прокашлялся он, независимо занимая стул подле эльфа и любопытно поглядывая на него. - Не ожидал встретить в таком захолустье коллегу-барда, - полуэльф пока не стал называть имен, надеясь, что его и так узнают, ведь в среде менестрелей он довольно-таки известен.

0

5

Наконец-то удалось полностью разогреть связки. Крепкое вино слегка ударило в голову, придавая не только силу связкам, но и легкую нагловатость и способность  остро вертеть языком. Рута же был по сути только с задания, посему и одет был не броско. Черная льняная рубашка и кожаные штаны. Куртка уж давно висела на спинке стула.
Эльф подбирал все более заводные, шуточные песни из своего и не только своего репертуара. Вспомнил и совсем старинные, для людей старинные, песни менестреля Храйка и Вирры. Последняя, вроде бы, до сих пор по трактам странствовала.
-Менестрель передохнет и снова петь для вас начнет! - скороговоркой выдал эльф, успев немного запыхаться. От обилия народа в здании было не просто душно, а очень душно. Большинство потопало на улицу, вдохнуть воздуха, да, чего греха таить, посплетничать о соседях.
Лис только собирался сесть, когда к нему подошел тот самый, замеченный раннее полуэльф. Красивый. Сразу внешне и не поймешь, что полукровка, редко такие рождаются. Отметил Рута и приветливо улыбнулся.
-Здравствуйте. Я не бард. Я странствующий маг. – Рута отогнул воротник, показывая цеховый знак.  – А это… - кивок на лютню – Первая профессия и очень важная часть моей жизни. Я даже в гильдии менестрелей не состою. А, кстати, меня зовут Рутаэль ар Саэним. – Род Саэним считался одним из знатных среди эльфов. Потому как до того как архимагом при короле стал нынешний эльф, принадлежащий другому дому, именно дом Саэним чаще других занимал этот почтенный пост. Но Черный Лис тактично умолчал, что к дому он имеет весьма сомнительное отношение. А родственников своих и вовсе ни разу не видел.
-Могу я узнать ваше имя? – Поинтересовался эльф, рассматривая юношу. Раньше он его, вроде бы не видел. Хотя, если он не из тех, кто, как Рута и прочие из гильдии менестрелей дают концерты по корчмам да на площадях, а выступают в театрах и уличных сценах, в этом нет ничего удивительного. На подобные концерты эльф не ходил. Во-первых некогда, во-вторых не интересно.  – Ну, или хотя бы бардовское прозвище? – Эльф нарочно даже не пытался речью выдавать замысловатую эльфийскую вязь.  Считал, что и звучит она глупо, и в людском поселении не к месту.

0

6

Маг?.. - менестрель удивленно смотрел на знак эльфа, который, как оказалось, даже не член коллегии. Ну, значит точно второсортный бард.. - облегченно выдохнул полуэльф, откидываясь на спинку хлипкого стула. Имя для барда ничего не говорило, так как с эльфийскими семьями ему как-то знакомиться не приходилось, а само имя было не особо известно с среде мастеров музыки. Это еще больше обрадовало полуэльфа, он даже приветливо улыбнулся на знакомство, но улыбка тут же сползла с его лица.
Он.. он меня не знает?.. - обреченно подумал полуэльф, ерзая тощим задом на стуле. М-маги!! То буквально месяц назад девчонка из ихнего цеха не узнала великого барда всех времен - меня, то есть, - то теперь вот этот престарелый эльф даже не подозревает, что имеет честь общаться с легендой!! - бард зло побарабанил пальцами по кривой столешнице, чем привлек внимание проходившего мимо корчмаря. Хозяин таверны, увидев рядом с дорогим гостем столь же остроухого незнакомого парня, решил, что они знакомы, а может быть даже и родственники - кто этих, ушастых, разберет, все на одно лицо! - быстро подсуетился и на столе, возле злобно пыхтящего непризнанного гения, появилась еще одна кружка.
- За счет заведения! - дружелюбно сказал корчмарь, кося глазом на эльфа. Ну, естественно, если этот маг-странник исполнит еще пару песен, народ, не любивший слушать веселые песни с пустым брюхом или пустой же кружкой, отвалит хозяину приличный куш, что легко покроет затраты на какого-то незнакомого рыжего ельфа. Остается надеяться, что тот не особо прожорлив.
Полуэльфу же сейчас было не до алчных планов трактирщика - его опять не узнали! Может, надо разнообразить программу простыми тавернами, а не выступать только в особо злачных местах, где отдыхают лишь богатые люди и нелюди? Задумавшийся полуэльф чуть не забыл о вопросе мага, встрепетнулся и вымученно улыбнулся:
- Тайхэ Аронка, больше известен как бард Феникс... - полуэльф растерянно отхлебнул вина, перебирая в уме свою, как оказалось, неудавшуюся карьеру барда.
Народ, надышавшись свежим воздухом, медленно возвращался обратно в таверну, ожидая продолжения концерта. Некоторые заинтересованно поглядывали на рыжего незнакомца, из-за плеча которого торчал гриф лютни, уже забыв, что минут десять назад его же чуть не выкинули из злачного заведения. Некоторые даже начали делать ставки, будет ли играть тот, второй, или не будет лезть в сольный концерт эльфа, что еще больше задевало чувства неудавшегося барда, заставляя поглядывать на ушастого собрата чуть ли не с враждебностью.

0

7

-Аронка?-  Удивленно переспросил эльф. Если как барда этого парнишку он видел впервые, то фамилия была полнее себе знакомая. Любого мага хотя бы раз нанимают на работу аристократы. То из здания, типа замок, призрака изгнать, то у них там оборотни по двору толпами шастают (как правило – бродячие собаки), то в подвале кто-то крышкой на бочке хлопает (слуги). Вот и приходится бедным адептам учить имена аристократических домов Белории, учить хотя бы основы этикета и то, как с этими самыми аристократами говорить, да этикет, который, если ты ни дня не работал при дворе, забывался сразу с вручением диплома, и судорожно вспоминался после озвучивания суммы гонорара.
-Граф? – теперь эльф с еще большим интересом всматривался в крайне неожиданного собеседника.
Народ начал косится на конкурента про…. В смысле на коллегу по музыке. Хозяин заведения притянул очередной бокал с вином, явно желая угодить, но Рута попросил кружку горячего травяного отвара на липе и мяте. Вина пока достаточно. Как бы совсем не повело. Эльфы, к сожалению, имеют одну негативную черту - пьянеют быстро, посему пьют обычно легкие вина, впрочем, стоящие в винной лавке как слиток чистого золота.
-Может быть, уважаемый коллега порадует народ в честь праздника и своими песнями?  - народ одобрительно зажужжал. Рута на уровне ауры видел, что парень чем-то расстроен. Можно было, конечно, влезть ему в голову и почитать. Хотя, если он аристократ, то точно носит что-то, что глушит телепатию на корню.  Мучиться с мигренью не хотелось.  – Или, если песни ваши знамениты, возможно, я сумею подхватить и сыграть второй лютней. На празднике два менест… простите, менестрель и бард, лучше одного. Особенно, если они эльфы. Не так ли? – Голубые глаза эльфа хитро блестели. Как говорил наставник, иногда стоит попросить спеть конкурента, что бы понять, стоит он тебя, или лютню впервые видит. Рута покосился на руки парня. Нет, этот видел лютню не впервые. Никакое ухищрение не спасет от характерных мозолей на подушечках пальцев у ногтя, свидетельствующих о частых занятиях. Этот молодой полуэльф играл часто.

0

8

Полуэльф поморщился - он не любил упоминания человеческой родни, тем более если его узнают только по фамилии, а не по таланту.
- Бастард. Непризнанный, - кратко ответил бард, чье настроение неумолимо ползло в погреб таверны. Тайхэ заметил, что коллега отказался от второй кружки вина и понятливо хмыкнул. Хоть он и был эльфом лишь наполовину и мог позволить себе пить даже крепкие спиртные напитки, но косило его неумолимо быстрее простых человеков.
Жующие согласно закивали на предложение мага, с задних рядов правда выкрикнули что-то неодобрительное в адрес рыжего, но полуэльф притворился, что не услышал. Ха, если знамениты! Да мои песни напевает полБелории.. Правда, не зная, чьего они авторства.. - вновь погрустнел бард, но лютню тем не менее передвинул вперед, перебрал в воздухе пальцами, подбирая что-нибудь под свое гхыровое настроение.
- Несомненно, два музыканта лучше одного.. - - чисто для поддержания беседы поддакнул полуэльф, встал со стула, и под недоуменный взгляд корчмаря уселся прямо на стойку, враз оказавшись выше остальных. Полуэльф перебрал пару нот, проверяя, и вдруг резко ударил по струнам. По враз затихшей таверне полилась тихая злая мелодия.

В черном зале, мертвом зале,
Где вбирают эти стены
Крики, вопли убиенных,
Видишь черный мертвый трон.
Видишь ты лицо владыки,
Он вбирает эти крики
И летит к подножию трона
Тягостный предсмертный стон.

Посетители харчевни застыли на своих местах, испуганно переглядываясь - что этот странный заезжий бард собрался исполнить?

В черных залах, мертвых залах,
Где сверкает позолота,
На столах искрятся вина,
Кровь струится на картинах,
Будет пир - ночные гости
Возвращаются с охоты.

Вот угасли звуки рога,
Через ров опущен мост.
Стук копыт разбудит спящих,
И свет факелов горящих
Смешан с чистым светом звезд.

Эту песню он сочинил на выпускном в коллегии бардов, когда будущим мастерам музы надо было исполнить три песни собственного сочинения - одну, чтобы заставить слушателя смеяться до потери пульса...

В черных залах, мертвых залах
На столах искрятся вина,
Мрак сочится из подвалов,
Входят верные вассалы
И колена преклоняют
Перед троном господина.

В черных залах, мертвых залах
Разгорелось пламя пира.
Слышишь музыку и вопли,
Кровь мешается с вином,

И летят сквозь окна крики
На простор ночного мира,
На простор ночного мира,
Что забылся тяжким сном.

...одну - чтобы заставить заплакать даже тролля..

В черном зале, мертвом зале
У горящего камина
Ровно в полночь начинают
Бить старинные часы.
И раздался дикий хохот.
По приказу господина,
Сквозь распахнутые двери
В черный зал вбегают псы.

Слышен хохот господина:
"Вы мне больше не нужны".
И шум схватки затихает,
Псы людскую кровь лакают,
И свет факелов стекает
С окровавленной стены.

...и одну - чтобы заставить человека задуматься о прошлом. Эту песню он написал по старинной легенде, которую знала почти вся Белория - о злом черном чародее, правившем здесь задолго до нынешних королей. Им до сих в некоторых городах пугают детей.

И сквозь окна в черном зале
Видишь ты пустынный мир.
Над сгоревшими полями,
Над пустыми городами,
В свете звезд угаснет стон.
И над мертвыми телами,
Над разбитыми столами,
В Свете псиных глаз горящих
Ты увидишь Черный Трон*

Под конец песни тихая в начале мелодия усилилась, звуки стали жестче, эхом разносясь по замершему помещению. Последние звуки истаяли, и бард застыл над инструментом, переводя дух. Пару минут стояла тишина - все вспоминали страшные истории о зверствах черного колдуна, - затем зал взорвался шумом: одни кричали, прося сыграть еще, другие остались верными "своему" менестрелю и тихо ворчали о том, что пришлый бард только испортил настроение.
Полуэльф, не слезая со стойки, кивнул коллеге-менестрелю, передавая эстафету.

*Гакхан. "Замок черного мага"

+1

9

-Бастард?... – Эльф невесело усмехнулся. Потом кивнул – Аналогично…  - ложь, конечно, ребенком он был совершенно законным, лорд даже сохранил ему право наследования и передачи фамилии, когда Рутаэль прибыл, наконец, в лес для присяги. Но по факту-то родители в Леске. Родители же не те кто родил, а кто выкормил, одел и воспитал.
И тут парнишка запел. Эльф чуть напитком не подавился. Какому-нибудь некроманту это было точно понравилось. Хорошо, что в деревне нет дайна, и церкви. Иначе пришлось бы брать шкета за шкирку и срочно улепетывать на все 4 стороны. Или спасать парня от костра. Магистра первой степени бы не тронули. Побоялись. А вот этот молодой эльф попал бы со всеми потрохами. Но, пел мальчик хорошо, красиво и пальцы ловко бегали по струнам.  Рутаэль под конец уже играл тихий соло-перебор, трудно играть соло, если еще и поешь, потому как сложно переключаться.  За счет двойной игры песня обрела магическую мрачность. Рута признал, что талант и опыт у этого дитя точно есть.
-У вас прекрасный голос,  уважаемый. – Рута присмотрелся к эмоциям местных, поднялся, пальцы забегали по струнам стремился.  – Итак, посвящаю песню своим коллегам-магам и прочим путникам! – Стремительное вступление сменилось не менее стремительным пребором к песне:
-В скитаниях и сражениях мы уже который год
За древним артефактом мы опять идем в поход,
Для группы приключенцев преград серьезных нет,
С землей равняет города неистовый квартет.

По гибельной пустыне и по снежным склонам гор
Идут объединившись файтер, клирик, маг и вор,
Пускай undead увидит нас в своих кошмарных снах,
Ползут по закопушкам файтер, клирик, вор и маг.
Да здохнет враг!

В пещере и в деревне, в десятках разных мест,
Маньякам-приключенцам всегда найдется квест,
С блюстителем закона короткий разговор -
Трактир опять разносят файтер, клирик, маг и вор!

По гибельной пустыне и по снежным склонам гор
Идут объединившись файтер, клирик, маг и вор,
Пускай дракон видит нас в своих кошмарных снах,
Ползут по закопушкам файтер, клирик, вор и маг.
Да здохнет враг!

МонстрОв осталось мало, рубает их с плеча
Союз spell-а, кинжала, молитвы и меча,
И даже клирик в ярости - попробуй лишь задень,
Вращает holy-символ, как bless-ованный кистень.

По гибельной пустыне и по снежным склонам гор
Идут объединившись файтер, клирик, маг и вор,
Пусть демон-лорд увидит нас в своих кошмарных снах,
Ползут по закопушкам файтер, клирик, вор и маг.
Да здохнет враг!

Hу что ж, начнем потеху! Уже в который раз
Death Knight нам не помеха, и король нам не указ,
И побывав на дне морском, в хоромах и в гробу,
За мозги dungeon-мастера получим мы экспу!

По гибельной пустыне и по снежным склонам гор
Идут объединившись файтер, клирик, маг и вор,
Пускай beholder увидит нас в своих кошмарных снах,
Ползут по закопушкам файтер, клирик, вор и маг.

По гибельной пустыне и по снежным склонам гор
Идут объединившись файтер, клирик, маг и вор,
Пускай ДМ увидит нас в своих кошмарных снах,
Ползут по закопушке файтер, клирик, вор и маг.
Да будет так!*

Зрители с удовольствием подхватили припев.  Стремительный перебор под конец заменился простым боем. Голос звинел все громче и громче,  но выдерживал задорный ритм. Деревенские не жалели ладоней, на заднем плане молодая парочка уже даже пустилась в простенький пляс. После отдыха и мяты голос, наконец, ожил в полную силу. За эту песню в одном селе его честно попытались сжечь. Правда после первого же пульсара, дайн заорал, что злобные маги обижают священнослужителя и удрал в неизвестном направлении. Но там дайн был еще мальчишкой, едва из храма. Будь дайн пофаннатичнее и увереннее в себе, мог бы и настроить народ против себя.
-Ваш ход, друг мой…

*Он же «файтер, клирик, вор и маг»

0

10

Честно сказать, первые песни мага-менестреля Тайхэ практически не слушал, отмечая только мотив мелодии, но в эту слушался и даже улыбнулся в нескольких местах. Хоть маг и утверждал, что он не профессиональный менестрель, пел вполне прилично, было видно, что играет он давно.
Под веселый мотив песенки сидящие в таверне не усиживали на местах - одни пускались в пляс, другие вставали и притопывали в такт песни. Реакция на игру мага, отметил непризнанный бард, была сильнее, если можно так сказать, нежели на него, и по окончании песни многие все еще продолжали насвистывать приставучий мотивчик.
Теперь была очередь полуэльфа. Особым мастерством у менестрелей считалось подобрать песни под настроение толпы, так что бард перебирал в уме веселые и шутливые песенки. Вспомнив одну, он улыбнулся, и его пальцы быстро забегали по струнам, рождая быструю заводную мелодию.

В замок благородного рыцаря без имени
Приехал один  человек.
Он отдал слуге ключи от "Шевроле"
А сам поднялся наверх.
Они с рыцарем выпили нектара
Что вчера приносил Гермес,
И человек сказал:
- Для тебя есть работа,
Нужно ехать в Сиреневый лес.

Там стоит замок, на вид как твой,
Но раза так в два грозней.
Там живет, как это не банально,
Великан, людоед и злодей.
Он держит в плену прекрасную принцессу,
Издеваясь жестоко при том:
Он запрещает ей звонить по межгороду,
Не дает вышивать крестом.

Выпив немало, человек уехал,
Без опаски усевшись за руль.
Опьянение его не смог бы доказать
Ни один королевский патруль.
Рыцарь крикнул поварам и слугам:
- Не ждите к обеду меня!
Он заменил батарейки в лазерном прицеле,
И отправился седлать коня.

Замокзлодея был очень страшен,
Но рыцарю все нипочем.
Он замок на воротах подорвал гранатой,
А засов разрубил мечом.
Поднимаясь по лестницам сорок три раза
Он от смерти был на волосок.
А крови было столько, что он думал: "Не скоро
Пить смогу я томатный сок".

У великана было время сиесты,
Но его оторвали от сна.
Он был очень разозлен и превращался то в танк,
А то в боевого слона.
Но рыцарь вынул любимое ружье,
По фуду соли в обоих стволах...
Выстрел был точен, прицел уверен,
Людоед убежал в слезах.

Спасенная принцесса позвонила в Питер
И к ней приехал жених,
Рыцарь посмотрел на него и на нее
И тактично оставил одних.
А пока жених ехал из аэропорта
Принцесса вышивала платок
И рыцарь принял подарок, хотя в его замке
Таких был уже пяток.

Рыцарь опоздал на обед и на ужин,
Остался остывший бульон.
Он шел смазать маслом доспехи на ночь,
Когда зазвонил телефон
Рыцарь выслушал, ругательски выругал
Автора песни - товарища Свиридова..
Он зарядил батарейки в лазерном прицеле
И отправился седлать коня*

Толпа радостно взревела, показывая, что песенка пришлась им по душе и они требуют продолжения банкета. Зал разделился примерно на две равные половины - одна с обожанием смотрела на старого эльфа, как на уже проверенного певца, вторая неуверенно подбиралась поближе к сидящему на стойке рыжему барду, не отрекаясь от старого знакомого, но и не рискуя пока довериться новичку.
Полукровка устало закинул лютню на спину, ожидая ответа оппонента, и кивнул хозяину таверны, который вместе с девчонками-разносчицами сбивались с ног, пытаясь обслужить всех страждущих. Одна из молоденьких официанток принесла барду кружку с прохладным вином, игриво подмигнула молодому музыканту, и вспорхнула выполнять дальше заказы, ловко уклонившись от шлепка. Полуэльф смеющимися глазами проводил девушку. Что-то говорило ему, что он постарается остаться в этой деревеньке хотя бы на ночь.. а лучше на две.. или три..

*Свиридов "Рыцарь"

Отредактировано Тайхэ (29-07-2012 18:27:47)

0

11

Эльфа забавляло поведение полуэльфа. Если Рутаэль предпочитал романы с коллегами. Зачастую, пифиями - эльфийками, то Тайхэ открыто кадрил и человеческих девушек. Хотя, ему терять нечего, а его, Рутаэля, за полукровку в элитном роду, просто могут послать… из леса. Не очень-то и хочется. Но полукровкам тяжелее чистокровных, везде и всегда. Мирись потом с чувством, что ты и не туда и не туда.
Слушать партнера было приятно. Хм, а что если спеть на родном языке? В смысле, родном по крови. Люди не поймут, но песня того стоит. Эльф вскинул лютню уже в который раз за вечер… пробежал пальцами по струнам, прикрыл глаза, сосредотачиваясь.
-Tint lim ned chim
Laim um aniral annad i-ess ten nir
Dan iston sen faeg
Sen i-nen en cuil
A mathon i-hannad

Sen i-teith sa mathan
Be erdhyn thurin linnar
A tirin manen firiath u-dirir
A cenon i-meth en boel
Ha u-chaeron

Edrannen in-chirth
Sain thelir i-guruth u-chaeron
A si iston
Sa govadithan ad
Ten i-melethin adel i-edrain

Moll vorn thora o-menel
Maba nin a echuia i-balan
A gwannon a edron i-hun an lind
A mabon i-estel od esgal
Norui
– Как на алладаре по-настоящему чисто могут говорить только вампиры. Поскольку любой другой представитель себе язык свернет. Руте алладар давался болью и кровью, в  прямом смысле, гортанные звуки доводили до кашля и слабых кровотечений. То родной эльфийский из уст менестреля звучал даже не как песня, как журчание воды в ручье и шелест ветра в листве. Магия голоса чаровала, увлекала. В таверне повисла тишина, люди отдавались на волю пения серебряных струн, голоса певца, поющего на незнакомом языке чарующие звуки. Черный Лис и сам наслаждался своей песней. Язык, созданный для пения, для древнейшей магии. И песня о магии, смерти и ожидании. Песня пифии. История той, что взглянул за грань  ожидает. И именно в эту песнь эльф показал всю силу своего голоса, и весь свой навык классического эльфийского перебора.

*Аэлирэнн «Esgal norui. Солнечная пелена»

0

12

Народ с восторгом принял песнь на чистом эльфячьем. Сам бард, хоть и принадлежал, на половину, правда, к остроухой братии, изучать их язык никогда не стремился, хотя самые красивые песни сочинялись всегда на этом древнем диалекте. Пытались его как-то заставить выучить пару слов - соответствуй, мол, своей остроухой физиономии, - но на паре слов все и закончилось. Природная лень не давала постичь все сложные аспекты возвышенного эльфийского языка. Все эти тонкости языка доступны были только эльфам по крови, а унижаться перед перворожденными своими корявыми познаниями в их диалекте не хотелось, так что бард решил обойтись без него.
Когда люди немного ожили после внимательного слушания эльфийской баллады, полуэльф решил, что хорошего на сегодня хватит и сел обратно к магу. Да, последняя песнь осталась за эльфом, но ведь все и так знают, что лучший бард - он, Тайхэ, чего уж тут еще доказывать? Пусть сегодня героем таверны побудет остроухий маг, все равно народу в этой всеми богами забытой деревушке по душе больше он (что немного коробило самолюбие полуэльфа). Тем более, что народ уже засобирался домой, время, как никак, уже подходило к полуночи, в избах дети малые остались, в таверне оставалось все меньше и меньше народу. Лишь в противоположном углу заведения собралась шумная компания человек эдак из двадцати, что-то громко обсуждавшая и то и дело кидающая взгляд на двух музыкантов - будет продолжение, не будет? А судя по количеству выпитого участвовать в следующем зрелище будут все члены компашки.
- Прошу прощения за излишнее любопытство, но.. мм.. как так получилось, что вы столь известны в таком отдаленном от цивилизации месте? - усмехнулся бард (наверно, полуэльф уже просто не мог говорить нормально - ужасная привычка вечно говорить певучим речитативом, на эльфячий манер). Менестрель видел, какие восторженные взгляды кидала благодарная публика в их сторону (в основном, правда, на случайного знакомого полуэльфа, но некоторое доставались и ему) и любопытство не давало спокойствия. Может, немного не тактично спрашивать почти не знакомого человека (пардон - эльфа) о прошлом, но оба они были уже не совсем трезвы, да и прошлое, чудя по всему, было не простым, раз уж так запомнилось жителям деревушки.

0

13

Песня закончилась, эльф раскланялся. Потом улыбнулся.
-Благодарю, за то что приняли… На сегодня, думаю, довольно…. – народ опечалился, но вынуждать мага петь дальше никто не стал. Местное население потихоньку начало расходится по домам. Корчмарь и староста подошли вместе. При чем первый тянул большой поднос… на двоих…
-Эм… сынок… - Корчмарь обратился к рыжему эльфу – А ты тожа хорошо поешь. Аж мураши по спине бегают. Можа. Останеся на седьмицу? Я дочку, Фроську, замуж выдаю, менестрель нужон. Господин маг, знаемо, не задерживается тут… - Корчмарь покосился на Рутаэля, который сосредоточенно протирал лютню мягкой тканью и чистил струны.
Староста же потоптался, потоптался. Но выложил оговоренную сумму за выступление перед эльфами… Ровно по центру:
-Уважаемые, вы вдвоем пели, вот и делите сами.  – Рута улыбнулся, рассматривая людей.
-Поровну, я думаю, честно будет? – маг перевел взгляд на полуэльфа. Притянул к себе часть позднего ужин с подноса. Принюхался, хотя и знал, что тут готовят прилично, для деревенской корчмы на пяток столов.  Запах был отменный. Печеная картошка явно только с печи. Да жареная рыба. Простенько все очень. Но именно это простенько обычно вкуснее того, что готовят в заведениях побогаче. Лис уже думал было приняться за еду,  как услышал вопрос коллеги по лютне. Задумался…
-Я сюда год назад впервые забрел. Наняли магом, вестимо. Тут постоянно упырье заводится. Болота рядом и кладбище заброшенное. Тогдашнее гнездо уничтожил, но попросил разрешения переночевать. Сидел тихо в углу… настраивал лютню. Староста подошел, спросил умею ли я… как он сказал «спывати», и что они заплатят чего, ежели народ одобрит. Спел, почему нет? Народу понравилось. Приглашали снова. Да и деревенька хоть и в глуши, впереди Догева, из-за вампиров народ сюда редко захаживает, но путь мой лежит обратно в Школу и мимо нее. Вот и развлекаю народ, как умею.  – Эльф глотнул квас из кружки и чуть не замурлыкал от удовольствия. Холодный. Явно только из погреба и характерно-сладковатый. Настоящий.
-А вас, мой юный коллег, каким ветром сюда занесло? Одежд у вас дорогая… такие путники как вы, в деревеньках типа этой вообще не появляются. Чаще в Варокче или Опадишах. Где  платят хорошо, – взгляд профессионального учителя, мягкая полуулыбка на лице. Интересный юноша. Хотя бы собеседник на сегодня.

0

14

Рыжий бард с улыбкой выслушал сбивчивую фразу старосты с чисто деревенской манерой выговора, покровительственно кивнул, принимая предложение. На свадьбах он выступать любил, ведь это и бесплатная еда, и выпивка, да еще выпившие родители невестки доплатят сверху, да и остальные гости не отстанут. Конечно, с богатой городской свадьбой высших чинов эта не сравнится, но он все равно хотел здесь.. задержаться, а так и благовидный предлог есть.
Хотя для бедной деревеньки выложенный на стол гонорар был вполне приличен.
- Конечно, - улыбнулся бард, пересыпая в кошель половину суммы. Монетки были мелкие, потертые, но деньги, как известно, не пахнут, не пачкаются, и вообще все равно, какие они.
С сомнением посмотрел на принесенный поднос - маг уже пододвинул себе свою порцию аппетитно дымящегося ужина и пробовал квас, и полуэльф, привыкший есть более изысканные блюда, неуверенно взял тарелку. Пахло вкусно, да и выглядело очень даже ничего - простая картошка и рыба, деревенский нехитрый ужин. Мясо крестьяне ели только по праздникам, а сейчас, летом, рыбу было легко поймать, а картошка и вообще была своя, свеженькая, только что с поля. В городах, говорят, повадились картофель с какой-то магией выращивать, да и не только его - почти все овощи с грядки уже натуральные лишь наполовину.
Молодой организм требовал пищи; бард отковырнул желтый рассыпчатый кусочек, попробовал. Вполне съедобно, надо дать отдохнуть организму от излишеств, раз уж все равно занесло в такие дебри.
Отстраненно слушая историю мага, бард и сам не заметил, как умял половину порции (ехал он долго, один, на себе особо много еды не увезешь, а между деревнями, где можно пополнить запасы, тут такие расстояния, что приходилось экономить, недоедать). Хорошо тут готовят, с душой, такое нехитрое блюдо вполне могло поспорить даже с дорогущими рагу из мяса какой-то северной нелетающей птицы.
- А я как раз в Опадиши и направлялся, но решил немного увеличить путь, пройти по отдаленным деревням, приобщиться к сельской жизни, так сказать, - белозубо улыбнулся рыжий, говоря почти правду. О том, что в этой деревне его приняли как родного (во многом благодаря магу), хотя в других ему соглашались продать краюху хлеба, а в одной, где про эльфов только слышали (и не самое лучшее, надо сказать), вообще с колами и факелами через двора прогнали, он решил умолчать. Как тут маг только путешествовал, о них ведь легенды еще хуже ходят.. Он то, конечно, постоять за себя может лучше, чем изнеженный столичной жизнь трусливый бард, но все равно..

0

15

Рутаэль с интересом наблюдал за собеседником. Мальчик казался весьма самоуверенным. И забавным.
-Вы, как я понимаю, еще не нашли комнаты для ночлега? Хозяин этой корчмы сдает две смежные на… хм.. на чердаке, если по честному. Но я тут обычно останавливаюсь – Эльф усмехнулся – в  сарае на сеновале на краю деревеньки. Там хотя бы летучие мыши ночами крыльями не хлопают. Хотя обычных достаточно. – Эльф осторожно обмотал лютню плотной мягкой тканью и фиксировал ее ремнями.  – Можете со мной… Там бабулька добродушная. Обычных мышей обещаю отгонять защитным кругом. – Маг посмотрел за окно. Уже стемнело. Но ночь была на удивление яркая, лунная. Еще не полнолуние, но света было достаточно, что бы, не боясь, пройтись по деревеньке. Красивая ночь, прохладная. Еще не осень, но ею уже пахнет. Она уже пропитала улицы и дома, забралась в самые потаенные уголки души, разбередив грусть, надежды, предчувствия.
-Не хотите выйти? Подышать свежим воздухом? Тут просто после стольки посетителей душновато. Да и буду перебираться на свой сеновал. – Эльф поднялся, оставив на столе пустые тарелки от несравненного ужина. Впрочем, не удивительно, что так дико хотелось есть, с учетом того, что пришлось сначала побегать по болотам и буеракам, потом много и активно колдовать и махать мечом. Верное оружие висело на спинке стула, его эльф прикрепил к поясу. Потом коротко поклонился в адрес хозяина заведения, в благодарность за прием и визит.
-А? Так значит в Опадиши? И не страшно вам, уважаемый, было одному по лесам? Впрочем, на ближайшие несколько верст сейчас уже ничего опаснее волка, нет. Ну, а мне в другую сторону… в Стармин, в школу.

0


Вы здесь » Белория: жизнь продолжается » Флэшбэк » Флэшбэк vol.13.0 Месть ушастых


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC