Белория: жизнь продолжается

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Белория: жизнь продолжается » Личные эпизоды » Квест vol.18.0 Беги, песик, беги!


Квест vol.18.0 Беги, песик, беги!

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Время: середина осени;
Участники: Дарислав Серый, Магистр Верогор;
События: Застуканный на месте кражи оборотень-наемник бежит в паутину городских улиц, уверенный в собственном превосходстве над медлительной городской стражей - но как изменится расклад, если на сторону стражи встанет магистр третьей степени?..
Очередность постов: Дарислав Серый, Магистр Верогор;
Статус: начат.

0

2

Преклонив колено перед печной трубой на крыше искомого здания, Дарислав поглядел вниз, на бликующие в свете двух факелов шлемы городских стражников, что тремя утомленными истуканами дежурили возле входной двери. Один из них так и вовсе сидел на ступеньках поперек всякого устава и, похоже, подремывал - очень уж мерное у него было дыхание. Второму было не до сна - он то и дело ежился и дергал плечами: продрог, бедняга; и ничего удивительного - осень наступала на редкость промозглая и сырая. Улицы, усеянные лужами после позавчерашнего дождя, даже и не думали подсыхать.
И лишь третий стражник, собрав остатки силы воли, отчаянно изображал выдержку и доблесть перед лицом каменных стен и слепо закрытых ставнями окон. Было время глубокой ночи - третий час пополуночи; в это время не спали только самые светлые и самые темные личности - что, впрочем, наглядно демонстрировалось ситуацией.
Задача оборотня была проста - проникнуть в охраняемое здание, чьи единственные два окна выходят на ту же сторону, что и дверь. Добрый десяток воришек классом пониже уже скинул эту карту, так что заказчик пришел к Дариславу в явном отчаянии - и наемник на радостях взял с него в половину больше предоплаты, чем на самом деле посчитал нужным.
"За свои желания нужно платить, - ухмыльнулся оборотень, сдвигаясь ближе к краю крыши. - А запретные стоят особенно дорого."
Другой воришка счел бы, что без веревки тут не обойтись - вот только она сдала бы нечестивца с потрохами любому случайно глянувшему наверх: от блестящих шлемов до подоконника было не больше полутора метров. Но у Дара были другие методы: мягко соскользнув с края ногами вперед, он единым движением вбросил свое тело в окно; по глупости хозяина, перед проемом не стояло ни журнального столика, ни даже банальной тумбочки (в чем оборотень убедился заранее, потратив день на проверку слуха о том, что богатей нанял стражу в угоду своей привычке спать с открытым окном). Ловко приземлившись но кончики ступней, оборотень моментально осел под прикрытие подоконника, прислонившись к стене спиной.
- Что такое? - негромко поинтересовался один из стражников у того, который, по всей видимости, задрал голову на подозрительный скрипящий шорох.
- Ничего, - отозвался тот через паузу, не заметив в затененном проеме ничего подозрительного. - Померещилось.
Дарислав усмехнулся, посмотрев на свою правую руку, каждый палец которой был увенчан когтем без малого в вершок длиной. Кое-где под их изгибами осталась мелкая глиняная крошка, которой, ссыпавшись вниз, и предполагало потревожить стражников. Впрочем, оборотню повело - крупные куски остались на своих местах.
На мгновение прикрыв светящиеся в темноте глаза, наемник вернул кисти рук к их удобному человеческому виду и, не меняя позиции, огляделся. По правую руку от него стояла кровать, на которой мерно похрапывал мужчина, чье присутствие, казалось, совершенно не заботило Дара. На полусогнутых отдалившись от окна, оборотень выпрямился в полный рост и уверенной походкой приблизился к заваленному, заставленному и всячески захламленному невиданным количеством и разнообразием вещей столу. Часть из них небрежно валялась на полу поблизости, намекая на не так давно имевший место быть бурный трудовой процесс. Но все это разнообразие ничем не заинтересовало Дарислава - предмет его стремлений стоял чуть в стороне, на тумбочке у стола и в гордом одиночестве. Это был железный горшок размером со средний кочан капусты, накрытый узорчатой крышечкой.
Ловко обернув артефакт изрядно помятой льняной тряпочкой, предусмотрительно извлеченной из кармана, Дарислав приготовился было хватать и драпать - однако с раздражением обнаружил, что горшок тяжел и ощутимо булькает. Убрав руки, оборотень при участии все той же тряпочки аккуратно приподнял крышку, заглядывая внутрь - и тут же отшатнулся с непередаваемым выражением возмущенного отвращения на лице. В первый момент он понял только то, что из горшка невыносимо смердело цветами (причем нос Дарислава был уверен и в первой, и во второй характеристике - а так же в том, что их можно успешно сочетать). Проморгавшись и отдышавшись, наемник покосился на беспечно спящего хозяина и безразлично пожал плечами, поднимая горшок. С точки зрения людей концентрат, должно быть, имел приятный аромат - и только оборотню в состоянии частичной трансформации от него хотелось втянуть нос внурь лица; так что Дар, не колеблясь, выплеснул содержимое горшка прямо на пол, где оно стремительно растеклось тихо шипящей и пузырящейся лужей. Сделав очередную поправку на людскую восприимчивость, оборотень отказался от волнений по этому поводу - однако реальность не замедлила внести свои коррективы...
Отвлеченный безумным запахом, Дарислав не обратил внимания на звуки за дверью - и оттого буквально мумифировался в состоянии удивления, когда дверь в спальню медленно открылась, являя взгляду стоящую на пороге маленькую заспанную девочку.
- Папа? Ты не спишь?.. - пробормотала она, делая шаг за порог... и тут заспанные глазки заметили в темноте черную лохматую фигуру, таращившуюся на ребенка горящим желтым взглядом. В следующий краткий миг Дариславу оставалось только смотреть, как ширятся до неизвестных пределов глаза и как поджимаются маленькие губки в лад набираемому в грудь воздуху. Секунду спустя ультразвуковой визг вдребезги разбил ночной покой ближайших домов. Дарислав, одной рукой прижимая к себе замотанный в тряпку горшок, опрометью метнулся к окну и, не теряя ни мгновения, выскочил наружу - пока ошеломленные внезапностью происходящего стражники вытаскивали оружие. Оборотень приземлился прямо в свете факелов - но спиной ко всем (впрочем, за закрытое до самых глаз темной повязкой лицо можно было и не волноваться); внезапность предоставила ему добрых двадцать шагов форы, прежде чем блюстители порядка опомнились и рванули за ним.
"Ненавижу детей!"- рыкнул про себя обозленный оборотень, опережающим всякий переполох черным силуэтом пронесшись по улице и резко свернув в проулок. Догнать его могла разве что арбалетная стрела - поэтому Дарислав петлял, как заяц, стремительно прокручивая в голове схему городских улиц. К несчастью, стражники знали ее не хуже и, ориентируясь на предательски взволнованные лужи, отставали лишь в силу собственной утяжеленной доспехами неловкости. Однако бытовавшая в узких проулочках жидкая скользкая грязь хоть и не принимала ничьих сторон, ловкому оборотню была значительно меньшей помехой - наемник только ухмыльнулся, когда после очередного поворота услышал однозначный лязг столкновения железа со стеной. Теперь его преследователь остался в одиночестве - когда второй соберет оставшиеся целыми кости, беглец будет уже слишком далеко. Огорчало только то, что третий из них сейчас со всех ног бежит на пост - не пройдет и лучины, как весь город будет на ушах.
"Ххе! Это же целая прорва времени," - горделиво подумал оборотень, делая очередной резкий поворот. К перевалочному пункту на чердаке одного из домов придется добираться кругами - но зато у стражников не будет никакого четкого представления о том, куда направляется похититель и где его перехватывать...

Здесь и во всех последующих постах поправьте, пожалуйста, оформление прямой речи. Лабская.

Классическая схема "П, – а, – п" и "П, – а. – П". Что не так? Серый.
P.S. Запятая после "здесь" - лишняя.

Согласно правилам, прямая речь выделяется жирным.
P.S. спасибо за подсказку, если увижу у вас ошибку, тоже вам подскажу. Лабская

+1

3

- Дома хорошо, но и на работу надо – вздохнул Верогор, выводя на улицу смирную школьную кобылку и запирая ворота. Короткий отпуск прошел на редкость спокойно и размеренно в отдыхе перед камином с книгой, легким вином и витягскими сластями, поездкам к знакомым и мелким приработком. Приструнить упырей в жальнике для магистра третьей степени не представлялось сложным, а гонорар, выплаченный градоправителем Витяга, приятно оттягивал кошель. Трехдневный путь по тракту также не отличался чем-то из ряда вон выходящим. Хабки, Козий Брод, Замостье – три ночи с клопами, шумом веселящихся пьяных селян в таверне, воришкой, пытавшимся стянуть заработанные кровью упырей деньги – все как всегда.
Кобыла нога за ногу плелась по тракту, периодически срывая с обочин пучки пыльной травы – движение хоть медленное, но постоянное, магистра вполне устраивал такой темп, тем более, что через несколько часов должны показаться шпили Стармина.
Погода же не собиралась потворствовать желаниям мага – ветер с Гребенчатых гор нес к столице очередную грозу. Не желая мокнуть в дороге, Верогор остановился в придорожной корчме, даже не посмотрев ее названия.
-  Любезный, бараньи ребрышки с овощным гарниром и кувшин пива, пожалуйста. Все в комнату. – обратился он к корчмарю, подобострастно улыбающемуся, при виде платежеспособного клиента.
- Сейчас, милсдарь, все будет готово! – поклонился тот, неуловимым жестом сгребая со стойки монеты. Шустрый мальчишка-прислужник поманил магистра за собой и отпер первую от лестницы комнату. Скинув сумку на сундук у окна, Верогор с облегчением уселся на стул. Давно он не ездил на лошади, устал. Все тот же мальчишка притащил в комнату поднос с заказанной едой.
- Милсдарь желает еще что-нибудь?
- Нет, спасибо, - сверкнула в свете свечи медяшка, - хотя знаешь, разбуди меня, когда кончится дождь – свеча потухла, ее место занял яркий пульсар. Глаза прислужника округлились, он часто-часто закивал и, получив еще одну медяшку, сбежал с дробным топотом пяток.
Пробуждение было слишком ранним. За плечо магистра тряс сам корчмарь:
- Милсдарь, дождь закончился.
- Спасибо, - зевнул маг, одеваясь. Лошадь во дворе была уже оседлана, и выехать получилось очень быстро.
Жители Стармина в большинстве своем спали, хотя недалеко от въезда в город наблюдалось небывалое оживление, и проехать мимо народного гуляния не удалось. Из подворотни вылетела смутная тень, напугав лошадь. На мгновение глаза мага и тени встретились. «Этто что за гхыр?!» - удивился магистр, озадаченно глядя в вертикальные зрачки твари. Преодолев секундное замешательство, существо продолжило ночной марафон, бережно прижимая что-то к себе.
- Лови! Держи! Уходит! – приближались крики преследователей. "Любопытно..."
-  Держите его! – вылетели из-за угла дома стражники. «Видимо, не знают за кем бегут - подумал маг, - да и деньги лишними не бывают».
- Стой, зараза! – «оригинальный» призыв заставил тень сбиться с ритма. В стену дома впечатался ловчий пульсар, оплетая ее сетью, а под ноги существа подкатилась земляная волна.

Отредактировано Магистр Верогор (08-08-2012 07:08:32)

0

4

Дарислав старался держать путь по самым узким и кривым проулкам Стармина - там, где его ловкость давала однозначное преимущество над стражниками. Однако столица на то и столица, чтобы в ней было много широких, мощеных проспектов - один такой ему как раз и требовалось пересечь. От центра уже приближалась подмога, старательно поднимающая шум, однако они его пока не видели и вряд ли знали что-либо кроме самых общих черт описания (ага, черная тень с вещью под мышкой - очень информативно!). Вступать в противостояние даже с одиноким стражником оборотень остерегался, а замедлить шаг и выдать себя за случайного прохожего мешало позднее время... Ничего: последний из той дежурной троицы уже выдохся и серьезно отстал (поди-ка побегай в стальных доспехах!) - пока остальные разберутся, кто куда и что к чему, он успеет замести следы...
Но как бы не так - вот вечно остаются неучтенные моменты! На этот раз неучтенным оказался какой-то ну очень припозднившийся всадник, которого непонятно каким чудом пустили в город в такое время... Дарислав вынырнул из подворотни, едва избежав столкновения с конем, в испуганном ржании поднявшимся на дыбы.
"Вот жеж гхыр! - только слепой не разглядел бы в темноте перед собой ярко горящие глаза, позволявшие оборотню различать мельчайшие оттенки теней. Наемник рванулся в сторону, уходя от случайного контакта - однако, стоило ему обогнуть нежданное препятствие, нервно бившееся под седлом, как вся наличествовавшая и в перспективе возможная на его загривке шерсть буквально встала дыбом. Весь спектр обостренных рефлексов буквально завопил на ухо: магия! - отчего оборотень чуть не споткнулся, вздрогнув от макушки до пяток.
"Час от часу не легче! И откуда взялся только, поганый?.." - Дарислав злобно оглянулся через плечо уже погасшим взглядом, но увы, лицо мага было скрыто капюшоном и повязкой, от его собственной отличавшейся только цветом.
Буквально секундой позже воздух загудел от пущенного вслед пульсара - но маг, к счастью оборотня, промазал, и заклинание влепилось в стену. Трескучий шелест и гул земли настигали куда увереннее - однако оборотень, подпрыгнув, свободной рукой зацепился за одну из многочисленных магазинных вывесок и вместе с ней качнулся вперед, следующие несколько метров пути проделав по воздуху и оказавшись за пределами поднятой земли. И чем только эти маги думают, чтобы наколдовывать такое на городском проспекте?..
"Ну давай, попробуй, попади... Только догони сначала, всадничек!"
Что и говорить, в городе передвигаться на своих двоих было значительно удобней - что Дар и продемонстрировал, моментально вильнув хвостом в очередную подворотню и скрываясь с глаз. Не зря он долгими часами с видимой бесцельностью блуждал по городу - запоминал, заучивал, ощупывал каждый поворот...
"Чертов маг... стражники бы и близко не поняли, куда я повернул, но он-то им обязательно укажет! Вот жеж..." - до спасительных, как ему мнилось раньше, крыш оставалось совсем немного: вот они, мелькнули в соседнем переулке... Придется сделать еще одну петлю - если звук его шагов, пусть хаотично, но гуляющий среди стен, прервется здесь, стражники начнут обыскивать дома.
"Вот сейчас бы напарник точно не помешал! И почему только от них вечно больше вреда и помех, чем настоящей пользы?.."

0

5

- Не было печали – бесы волка накричали! – ругнулся магистр, подхлестывая лошадь и поворачивая в замеченный переулок. «Точнее, оборотня.» - мысленно поправил он сам себя - светящийся взгляд можно видеть у кикимор, но они не выше двух с половиной –трех локтей, и от болот они далеко не отходят. Вурдалак может обладать сходным с человеком ростом, но очертания его тела с человеческим не спутает и ребенок.
Оборотни. Достоверных сведений о них кот наплакал, однако, по сусекам памяти что-то все же наскребалось. Две ипостаси – человек и волк. И промежуточное состояние – волколак – в селянской терминологии или частичная трансформация – научным языком, сохраняющая преимущества двух предыдущих. «Силен, проворен, ловок, - характеризовал объект преследования Верогор, - да и с ориентировкой на местности все отлично. Серьезный противник.» Обычно распознать оборотня в сотенной толпе людей невозможно, если это ненужно самому оборотню.  В большинстве других таких же случаев маг проехал бы мимо: мало ли кого стража гоняет, но чтобы от погони улепетывал оборотень…
Редкие храбрецы рисковали схлестнуться с оборотнем один на один. Среднестатистическому человеку нечего было и думать о таком поединке. Вампиры не уступали в реакции и силе, но также не спешили лезть на рожон. Правда и оборотень в данной ситуации был несколько ограничен в своих действиях – оставаясь в «прямоходящей» человеческой форме, он не мог – физически не успевал перекинуться волком, да и не нужно ему это было, особенно с неким грузом, который слегка сковывал его движения.
Цель постоянно смещалась, ни один миг не оставаясь на месте, и уж тем более не собираясь подставляться под удар. Магистр сейчас очень сожалел, что гоняется за оборотнем по городу да еще и ночью, где каждая тень для него спасение, а для мага помеха. Еще пара пульсаров просвистели мимо – попробуй точно прицелиться на скачущей лошади, - и простая силовая волна покатилась по переулку, нагоняя мелькающую впереди спину.

0

6

Лошадка под магом оказалась не промах - или, что представлялось Дариславу наиболее вероятным, тому удалось призвать сверхъестественные силы на укрощение перепуганного животного. Этим самым неизвестным чудом загнав несчастное копытное в узкий проулок, где стенки едва ли не касались колен мага (однако два человека вполне могли разминуться - для города расстояние нормальное и достаточное), он буквально сел оборотню на хвост, на ходу продолжая колдовать. Впрочем, чутким волчьим ушам потрескивание и энергетический гул пульсара были едва ли не очевиднее свиста стрелы - а маг, вдобавок, еще и пускал их довольно-таки криво, явно не приученный держать прицел на скаку. Но ухмылку под повязкой на лице наемника вызвало вовсе не это: маг-преследователь не стал ни в чем объясняться и договариваться со стражниками, приведя их в еще большее замешательство - даже отсюда он слышал нервно-командные перекрикивания добравшихся до места взрытой заклинанием земли служителей порядка. А еще - грохот лошадиных копыт был отличным прикрытием его собственным шагам... и в том, чтобы сбросить с хвоста преследователя, не было ничего...
- Ахкх! - с третьей попытки маг додумался до хитрости, и оборотню прилетело по всей спине, начисто выбив воздух из легких. Но добычи своей он не выпустил - в обнимку с ней прокатившись по проулку, Дар поднялся на колени, скалясь так, что только повязка и спасала стены окрестных домов от испуганного обморока. И первый же сделанный вдох прорвался сквозь ощеренные клыки низким, вибрирующим рыком, который, отражаясь от каменных стен, покатился прямо в морду приближающейся лошади. В доме слева в ужасе зашлась лаем какая-то некрупная шавка, оборотня услышавшая и почуявшая, но по глупости не сообразившая затаиться. Только люди, пожалуй, и не поняли бы этого звука матерого хищника - они почему-то больше боялись пронзительного приветственного воя, и эта бесчувственная тугоухость смешила бы, если бы не смотрелась с точки зрения оборотня признаком общего идиотизма.
Рассчитывая на то, что магу придется отвлечься и успокоить свое глупое травоядное, которое только что осознало себя в очень тесных условиях перед лицом огромной опасности, Дарислав вскочил на ноги и рванулся дальше - туда, где кончалась стена длинного дома и виднелся в свете луны очередной поворот проулка, заставленный с одной стороны отбрасывавшими заметную тень ящиками...

0

7

Применение грубой силы принесло свои плоды – оборотень продолжал свой путь, правда,  кубарем по мостовой. Вот он с трудом  приподнялся, представляя собой отличную мишень для пульсара или… Пальцы отпустившие повод, шевелились наперегонки с губами, нашептывающими слова заклинания, но в последний момент лошадь попятилась и захрапела, мотая головой и не в силах развернуться на узенькой улочке. Верогор сбился, с досады в нескольких коротких предложениях рассказал лошади о ее родословной и торопливо спрыгнул, пока обезумевшее от страха животное само его не сбросило.
Тем временем оборотень вскочил и устремился дальше по переулку, который оканчивался высокой стеной дома и крутым поворотом на другую улицу. Видимо, здешние жители приспособили тупичок то ли под склад, то ли под свалку строительного и не только мусора, но эта рукотворная пирамида могла служить идеальной лесенкой. «Ну нет!  Туда мы не полезем!» - стены и крыши ближайших домов вспыхнули ярким красно-оранжевым пламенем, неотличимым от настоящего. Ревущая стена огня преградила путь к тупику, оставляя маленькую лазейку в проулок, из которого слышались голоса стражи. Маг довольно усмехнулся и поправил съехавшую набок повязку, закрывающую шрам. Простой фокус адептов третьего курса в исполнении магистра выглядел и ощущался очень натурально. В домах, объятых пожаром, начали раздаваться человеческие крики – жители еще не осознали, что жар не причиняет им вреда, а стены и не думают чернеть и обугливаться.
Оставшийся без лошади, магистр начал немного отставать. Одна надежда, что стражники укажут дальнейший путь, а то и задержат оборотня хоть ненадолго.

0

8

Понимая, что в запасе у него не так уж много длинных секунд (а может, их и вовсе нет - вдруг маг ухитрится удержаться на своей лошади?), Дарислав рванул к повороту со всех сил, какие только были - и оттого едва успел затормозить, когда буквально перед носом его вскинулась стена пламени. Огонь возник из ниоткуда, моментально оплетя дома до самых крыш. Горел даже камень, не говоря уже о ящиках и деревянных настилах. От света сполохов вокруг стало слепяще ярко и далеко видно; длинные языки пламени вытягивались ввысь, словно хотели лизнуть само черно-звездное небо. Эта хаотическая пляска оттенков отчетливо отразилась в распахнутых карих глазах оборотня, что ошарашено дернулся прочь, отскочив от огня на добрых два метра. В мыслях его в этот момент даже самый квалифицированный телепат не нашел бы ничего цензурного или хотя бы отчетливо сформулированного - однако даже скромный эмпат мог бы проникнуться холодным ужасом, охватившим все звериное существо. В домах пронзительно закричали женщины, вопли эти мешались с грязной мужской руганью - и отчетливым бряцанием доспехов на соседней улочке. Этот звук, заметно более опасный, чем гул пламени, частично отрезвил оборотня, шокированного жестокостью мага, колдующего напропалую безо всякой - даже самой задней! - мысли о собственных же сородичах...
Оглянувшись, Дар обнаружил преследователя бросившим лошадь и стремительно сокращающим расстояние между ними - и что на него нашло? Видать, задумал какую-то каверзу, которую издалека не наколдуешь... Оборотень отступил было на несколько шагов, загнанный в угол меж огнем, стражей и магом - из трех зол необходимо было выбрать меньше. Собственно, он и выбрал: развернувшись буквально на пятках, Дарислав в очередной раз прыгнул, неожиданным образом оказавшись практически нос к носу с преследователем и даже слегка отпихнув того в сторону. После чего, не тратя ни мгновения внезапности, не терпящим возражений жестом всунул в руки магу свою завернутую в тряпку ношу, и драпанул дальше, по обратному пути - туда, где свет от огня уже не мог отличить одной тени от другой, на ходу срывая и засовывая в карман скомканный лицевой платок.
А из-за угла аккурат по времени выбежало гурьбой сразу четыре стражника, не считая тех, что подтягивались с другой улицы, привлеченные светом огня.
- Вот он! - указывая пальцем в единственную ясно различимую фигуру на их пути - собственно мага. - Вот тот, в повязке! Держи его!
И, не тратя времени на разбирательства (ведь информация о преступнике у них и так была самая что ни на есть общая), кинулись мимо так и не исторгшего ни капли дыма или чада огня прямо к подставленному магистру...

0

9

Все живое так или иначе боится огня. Не стал исключением и отдельно взятый оборотень. Резко затормозив и отскочив от новой угрозы, он замер на пару секунд выбирая дальнейший путь. Ни перспектива сгореть заживо, ни встреча со стражниками ему не приглянулись. Верогор успел заметить смазанное движение и даже вскинуть руку, прикрывая накопителем шею, другой рукой создавая очередную силовую волну. Сильный толчок в плечо сбил пасс за момент его создания, и в руки ткнулось что-то объемное и увесистое. В бликах пламени можно было разглядеть железный горшок с прикрывающей горловину крышечкой. Думать, зачем он оборотню было уже некогда.
- Вот он! Вот тот, в повязке! Держи его! – этот… оборотень натравливал появившуюся в проулке стражу, да не на кого-нибудь, а на самого магистра. Бравые стражники, не прилагая особых усилий, разглядели на фоне пожара темную фигуру и, наклонив алебарды, пошли на мага, расходясь полукругом.
- Бросай цацку, ворюга! – выступил вперед десятник, поигрывая мечом, - и руки вперед ладонями вверх, чтобы мы видели!
- Да я не… - опешил в первое мгновение магистр, - Кого вы слушаете! Ловите парня! – говорить о том, что преследуемый – оборотень, Верогор не стал. Чего доброго придется ловить потом самих стражников. Десяток оказался недоверчивым. Ближайший к магу детинушка попытался пырнуть его вверенным оружием. Острый наконечник остановился в пяди от бока магистра, наткнувшись на прозрачный щит.
- Ковен Магов отблагодарит вас за поимку этого парня, - Верогор отогнул ворот плаща, демонстрируя цеховой знак мага, фосфоресцирующий ночью, и, перебирая позванивающую мелочь в кармане, намекающее посмотрел в глаза десятника. Тот, хоть и был простоват на вид, выгоду почуял, рявкнув на подчиненных убрать оружие. Верогор тем временем пытался высмотреть в пляске теней оборотня.
- Туда! Туда побежал! – в окне одного из горящих домов показалось любопытная мордашка ребенка лет семи, уже обнаружившего странность огня и безбоязненно цепляющегося за полыхающую раму.
- Вы двое – туда, вы – туда. – распределял Верогор стражей порядка, направляя их по параллельным улицам, между делом, запихивая горшок в заплечную сумку, - и главное – кричите погромче, будто вас там минимум сотня. Остальные со мной. – серебрушка незаметно перекочевала от мага к десятнику – плата за беспокойство и моральный ущерб. Пожар прекратился также неожиданно, как и начался, не оставив о себе ни единого напоминания на стенах и крышах. В конце переулка одиноко топталась забытая всеми лошадь.

0

10

Свой кодекс чести странным образом наличествовал даже у воровских низов и наемников, промышлявших недобрым делом - и первой строчкой в нем стояло негласное правило: жизнь дороже репутации. Всякий, кого жизнь доводить до необходимости обратиться за помощью к ворам, должен понимать это: сколько бы вору не заплатили - если он окажется в опасности, то сбежит от противостояния и будет прав. В конце концов, вы покупаете у него услуги, а не его жизнь.
"Если бы не гхыров маг! - гнев так отчетливо проступил на лице Дарислава, что выскочившая из окна кошка с истерическим шипением отпрянула в сторону. Хотя, вероятнее всего, тому причиной было само появление оборотня, молнией пронесшегося по очередному проулку и свернувшему в следующий. - Пусть хоть весь город на уши подымают... да только кто поднимется! Они и сами-то не в восторге гоняться за мелкой сошкой вроде меня..."
В то, что стражники действительно повяжут подставленного мага, оборотень всерьез не верил - выкрутится же, как пить дать. Но времени на объяснения уйдет достаточно, чтобы след его успел остыть. Собственно говоря, он и остыл - пока стражники разбирались, кто прав, а кто виноват, прошло несколько минут, а наемник успел свернуть в проулках пять или шесть раз, даже вода в лужах успела успокоиться. Причем единожды оборотень тенью проскользнул буквально за самой спиной отдельного патруля: на лицах всех троих солдат явственно читалось печальное нежелание кого-то ловить среди ночи, и оглядывались они лениво и сугубо формальности для. Оказавшись в той части города, где от поднятого стражниками переполоха остались только отголоски (да и те заставляли горожан злобно ворчать и жаловаться за крепко запертыми ставнями, в надежде все-таки заснуть снова до того, как рассветет окончательно), Дарислав перешел сначала на легкую трусцу, а потом и вовсе на быстрый шаг, прислушиваясь к оставшемуся позади шуму. Зарево от пожара успело исчезнуть - как, интересно, отнесутся стражники к тому, кто забавы ради не щадит даже собственных сограждан?..
"Вот сдалось же ему за мной погоняться! То, что я оборотень, ему яснее света... так на кой?"
Впрочем, сейчас был актуальнее другой вопрос - сбежать подальше или же затаиться где-нибудь в округе? Ради поимки какого-то там воришки стража долго бутузить не будет - как поймут, что след утерян, так и плюнут: ведь что искать-то? Черные тени в этом городе за каждым углом! Тем более что сверхурочных им за особенно трудолюбивое выполнение своей работы явно не перепадет...
Оборотень все еще не сбавлял шага, двигаясь легко и на грани бесшумности у самых стен - едва-едва шуршали по камням подошвы сапог. Оные стены постепенно расползлись по сторонам, камни под ногами стали заметно почище, знаменуя выход в более-менее престижный район города (собственно, с другой его стороны и находился обворованный дом), где иные жители могли позволить себе не только комнату, но даже и дворик за забором.
"Вот пакость же, - цыкнул он зубом, с сожалением оглянувшись на столь удобные для сокрытия следов, но сплошь охваченные беспокойством стражи проулки так называемого Нижнего города. - Теперь-то что делать? С другой стороны, стража четыре раза подумает, прежде чем побеспокоить знатных... а на пятый откажется, хе. Эти-то обыскивать если и позволят, то потом поднимут такой хай, что с должностей полетят все капитаны..."
Дарислав остановился, со странной задумчивостью покосившись на высокую решетку, за которой сначала негромко буркнул, а потом, разобравшись, стремительно слился под куст крупный кудлатый кобель.
"Хм. А это идея..."
Спустя примерно полторы минуты (примерно половина этого времени понадобилась Дару, чтобы раздеться и спрятать вещи в конуре, фактически под боком дрожащего овчара, который забился туда с заячьей стремительностью, стоило только монстру в человеческом обличье перепрыгнуть через забор) во дворике сидела уже другая собака - в темноте, впрочем, ничем не отличимая от первой. Оборотень прилег на пожухлую траву и раззявил пасть, по-собачьи вывалив язык.
"Ищите свою черную двуногую тень теперь, ищите... ххе!"

0

11

Стражники, подхлестываемые начальственным рыком десятника, уныло звенели доспехами на соседних улицах. Маленький отряд, оставшийся в распоряжения магистра, также не проявлял служебного рвения – кому хочется гоняться невесть за кем и с какой целью. Энтузиазма городской стражи хватило только на квартал, после чего они застопорились окончательно, громко выражая свое недовольство, ведь даже ребенку в такой же ситуации будет ясно, что тот, кого они преследовали, уже раз десять мог затеряться в извилистых улочках. Верогор и сам бы плюнул на поиски, если бы дело касалось человека. Действительно, какая разница – кто у кого что стащил, подобное происходит каждый день не по разу. Отличие заключалось в том, что преследуемый относился к «тварям оборотневым» по эльфийской классификации, и это в корне меняло дело.
Магистр рассеянно погладил по морде кобылу и оглянулся на насупленных стражников, которым явно хотелось послать его куда подальше, и только его принадлежность к Ковену Магов не давала им этого сделать.
- Вы, вот что, господин маг, бросайте-ка это гиблое дело! – авторитетно и слегка сочувствующе пробасил десятник, звучно сморкаясь в сточную канаву и вытирая нос рукавом кольчуги. – Убег он.
Верогор, не обращая внимания на внешние раздражители, пытался продумать варианты дальнейших действий. Можно было отправить кого-нибудь – тех же стражников, например, в Школу или Ковен за подмогой, и прочесать прилегающие кварталы со специально обученными собаками, с огромной погрешностью, так как они могли учуять и упыря в подворотне и старый труп в канаве. Можно было вернуть «горшок» владельцу и устроить там засаду – мало ли вернется?
- Мне нужна ива или орешник. – голосом не терпящим возражений потребовал маг, - побег, согнутый под прямым углом, желательно свежий.
Теперь уже весь десяток смотрел на магистра с жалостью. «Тронулся. Все они маги такие.» - читалось на их лицах.
- Вот, господин, обопритесь. – протянул здоровущий дрын с сучком сверху давешний алебардщик, решивший видимо, что маг устал. Отобрав находку и легко сломав довольно толстую палку руками, магистр выразительно посмотрел стражнику в глаза, взглядом выражая все, что он о нем думает, и едва сдерживаясь, чтобы не сказать вслух. К счастью, возле одного из стоков удалось найти чахленькое деревце. И совсем уж радостно, что с веткой требуемого изгиба.
- Спасибо, вы можете идти, - разрешил маг, уже не отвлекаясь на развернувшийся в сторону казарм десяток и нашептывая слова заклинаний. Завершив наговор, он весело ухмыльнулся: платить подручным не пришлось – сбежали. Зато и лошадь, уже успокоившаяся, теперь могла пригодиться. В преследовании истинного оборотня можно было найти и свои плюсы – животные, кроме собак их обычно не боялись, если конечно оборотень сам этого не хотел.
Вскочив в седло, Верогор вернулся к месту, где потерял след, и неспешно поехал по нему, внимательно следя за концом рогульки. Устройство, заговоренное на поиск нежити, в данном случае оборотня, работало в радиусе всего четырех локтей. След вывел мага в кварталы в среднем состоятельных людей – купцов ремесленников, но еще не знати. Расстояние между домами и прилегающие к ним палисадники были пропорциональны состоянию людей в этих домах живущих. Ивовая ветка лежащая последнее время в кулаке мертвым грузом, резко повернулась на девяносто градусов указав на глухой забор торговца тканями, владельца нескольких лавок.
- И что тут у нас? – вопросил сам себя маг, придерживаясь за забор и вставая на седло. – добротный каменный дом, лужайка и клумба при входе, собака. Хм… Молчит собака.
Во дворе вспыхнул багрово-коричневый восьмилучевой шарик. Десяток секунд, пока привыкли к свету глаза, повисел неподвижно, а потом сорвался с места нацелившись прямо в мохнатый нос.

0

12

В ночной тишине, окутывавшей кварталы знати, цокот лошадиных копыт был слышен издалека даже для обыкновенного людского уха - что уж говорить об оборотничьем. А кто у нас может в почти четыре часа утра рассекать по городским улицам на лошади? Только самые настырнейшие из противнейших магов!
Вот только топота стражи за ним уже не было слышно - в чем "овчар" убедился, настороженно поводив ушами. Делал он это уже из укрытия: за углом дома тени сгущались и надежно скрывали волчий силуэт. Если знаешь облик оборотня, то даже при дневном свете с овчаркой его не спутаешь (чем, однако, порой грешили горожане) - однако ночью все кошки серы, и волки тоже не отстают...
Сквозь узкие, но на редкость частые прутья решетки выехавший из того же проулка маг просматривался неважно, прерывчато - оборотень то и дело щурился, бесшумно скалясь в ожидании. Маг же безошибочно определил, куда уходит след, и подъехал вплотную к ограждению. Человеку такое не перемахнуть: больно высоковаты прутья, ноги меж ними не всунуть, да и поперечных жил всего две, опереться не на что. Впрочем, его преследователь без зазрения совести смухлевал, забираясь на лошадь с ногами. Заманчивое положение: сейчас бы рыкнуть, шугануть кобылу да полюбоваться, как ее хозяин барахтается на решетке или пластается на камнях...
Но у оборотня на этот счет уже были другие планы, да и лошадь, под истошное ржание и гул копыт пронесшаяся по улице, вряд ли оставит горожан равнодушными. С другой стороны, можно было бы поиграть в праведную собачку и выгнать нарушителя... но где гарантия, что маг опять не провернет фокус, способный вывернуть оборотня наизнанку?..
Так что Дарислав, пружиной собравшийся за углом лишь самую малость наискосок от преследователя, поступил самым прозаичным образом: едва только тот с беспечной уверенностью в том, что хищник здесь он, поднялся над забором, чтобы осмотреться, как оборотень беззвучной молнией сорвался с места - и кинулся на мага, ударяя того лапами в грудь. За лапами через забор последовала и ощеренная во весь белозубый арсенал пасть, и пылающие яростью глаза - а там уже и весь оборотень, включая хвост. Приземлился Дар не в пример аккуратнее человека, коему падение с лошади спиной вперед наверняка впрок не пошло - чем оборотень и воспользовался, окончательно придавив его к камням передними лапами (за которыми стояло добрых восемьдесят кило живого веса) и проникновенно заглядывая в глаза. Хотя набор зубов, которым до горла мага оставался всего один "клац", с такого ракурса, несомненно, просматривался лучше...
- Доигрался, маг? - хрипло прозвучало из глубин пасти. - Какого лешего ты за мной гоняешься? Сдохнуть поскорее захотелось?..
"И только попробуй у меня что-нибудь наколдовать, - одна из задних лап без сожаления наступила на правое предплечье, остро впившись в него кончиками когтей. - Вмиг голову отчекрыжу."

0

13

Когда-нибудь это должно было случиться – не все же оборотню убегать с поджатым хвостом, как Бобику, стащившему хозяйскую колбасу со стола. В практике магистра нежить довольно часто показывала зубы и не всегда схватки выходили удачными и без повреждений. Полет с высоты «стоя на лошади» выбил воздух из легких и иглой боли прошил поясницу.
«Гхыров булыжник!!!» - вдох дался с трудом. Маг не любил работать в городах – ловчую яму посреди улицы не выроешь, каменным шипом живот твари не пропорешь, элементарно камнепад – и тот не устроишь, но это не значит, что он был ограничен в своих действиях.
Серебряный кинжал выскользнул из ножен и кольнул оборотня между пятым и шестым ребром с левой стороны. Правая рука, прижатая лапой к брусчатке, была лишена возможности сделать некоторые пассы, но на элементарный пульсар свободы хватало. Только вот применять это излюбленное оружие магов в двадцати сантиметрах от собственного лица никак не входило в планы Верогора – ему пока хватало и одного памятного шрама, но если не будет другого выхода... Теперь можно было и ответить на вопрос.
- Доигрался? Не думаю, скорее мы в равных положениях. Вот какого лешего ты по городу бегаешь, лошадей пугаешь, али шкура не дорога? Я думал, оборотни ведут себя более скрытно, уж ни как не бегая по столице Белории рядом со Школой да еще и в компании со стражи. Матерые знают, что первый же проступок обратит на них внимание магов. Скольких подданных не досчитается утром король?

0

14

Всем весом придавив мага к мостовой, чтобы тому было как можно менее сподручно рыпаться, оборотень нервно подергивал верхней губой; в горле еле слышно, но достаточно отчетливо бурлило хриплое зловещее рычание. Зверь был собран и напряжен, как взведенная пружина арбалета - и не спроста: все-таки Дар всерьез опасался своего противника, оттого с преувеличенным вниманием и прислушивался к каждому его вдоху и выдоху, готовый, чуть что, до булыжников проскрести когтями его правую руку. Вот только не учел он, что левой рукой маг может доставить не меньше неприятностей - и только то и смог, что вздрогнуть всем телом и зарычать еще агрессивнее, когда жгучее острие уперлось между ребер. Холодок царапучим страхом пробежал вдоль хребта и затаился на холке: в сердце, может, и не попадет, под лапу-то бить несподручно, но что легкое пропорет - это как пить дать. От стального, возможно, и оклемался бы - но на зачарованное серебро никакой удачи не хватит...
"Рискни, маг. В твоей жизни это будет последний удар..." - Дарислав зло сощурился: даже предсмертное состояние не помешает ему сейчас сомкнуть клыки на горле врага. Оный враг, должно быть, тоже это понимал - оттого и не спешил действовать, начав с переговоров.
- Если ты не уберешь кинжал, то одного точно. Я не убийца, но ты же напрашиваешься...
Слова клятвы, вмороженной в память холодом последней зимней ночи, нарушать было бы противно до боли - но как можно оставить в живых того, кто знает главную из твоих тайн?..
- Горшок ведь у тебя? - запах остался на одежде мага слабой тенью, но вряд ли бы он выкинул вещдок, с которым так старательно пытался скрыться хвостатый субъект. - Отдай. По-хорошему отдай, и разойдемся...

0

15

Зверь зарычал, заставив мага сощуриться и сконцентрироваться еще больше. На волосок от гибели ходить не на столько приятно, как это воспевают в своих балладах менестрели. Возможно, после придет эйфория, ликование и в новом свете предстанут облупившиеся кое-где стены домов и щербатая мостовая с «яблоками» конского навоза. «Вот, скотина! И когда успела?!» А может и не предстанут, сменившись загробным миром, если таковой существует. Одну руку щекотала жесткая шерсть, другая, не лежи она на относительно ровной поверхности, давно бы светила прорвавшей кожу лучевой костью. К счастью, открытого перелома, как и связанной с ним потери крови, можно было не опасаться, а вот раздробить кость весом оборотень вполне мог.
Убирать кинжал, когда тебе угрожают еще несколькими десятками было бы по меньшей мере глупо, времени для изучения сего набора у Верогора было достаточно.
- Припекло – сходи в кустики. За одно и разойдемся. Некрасиво требовать подарки назад, правда, это первый, полученный мною от нежити. – когти даже сквозь ткань пробили кожу, но боли не чувствовалось из за онемения, только начал намокать рукав рубашки. - «Не убийца» из оскаленной пасти оборотня звучит довольно странно, еще скажи, что язвенник-вегетарианец. Считай, про горшок мы забыли, осталось выяснить кому он понадобился. Сейчас ты очень медленно втягиваешь когти, и ставишь свою лапу подальше от меня во избежание лишних дырок – за тобой и так должок в три штуки.

0

16

Возмутительно! Он еще и шутить умудрялся, будучи в, мягко говоря, не самом располагающем к юмору положении...
"И после этого я - нахальная скотина?! Да эта мажья морда мне сто очков вперед даст!"
Рычать и вести переговоры одновременно было неудобно, поэтому волк все-таки прикрыл пасть, рефлекторно облизнувшись алым языком. В принципе, гхыр с ним, с горшком - Дар попрощался с удачным завершением дела еще тогда, в переулке. Честолюбие, конечно, пренеприятнейшим образом язвило вслед этому решению, но если выбирать между ним и целостностью шкуры... то выбора, в общем-то, и не было.
- Чтоб ты в меня колданул чем-нибудь из своих штучек? Щаз! - глуховатая речь давалась оборотню не слишком-то легко, заставляя натужно двигать горлом, будто бы в попытке выплюнуть застрявшую в нем рыбью кость. - Учти, если что - путевку к мракобесам в один конец я тебе обеспечу.
Даже серебряным кинжалом, даже в самую глубь грудной клетки - с одного удара оборотня не убьешь; не отдаст он концы так быстро, чтобы не успеть укусить. Этого маг, раз уж таким опытным то ли был, то ли хотел казаться, не мог не учитывать.
- А не тронешь меня - и сам жив останешься. Мне нет резона пятнать себя убийствами. Тем более вашей братии. Тем более здесь. Меня-то никто за твою шкуру не похвалит в случае чего... - оборотень действительно был в гораздо менее выгодном положении, чем маг, ведь за ним не стоял закон и право на уничтожение всякой богомерзкой дряни. Поразительная несправедливость! Под сердцем Дара снова засвербело, на этот раз не серебром - обидой и злостью на такое положение вещей, а так же неприязненным гневом в отношении высокомерного и поразительно глупого людского племени, из-за вековой горы предрассудков не способных даже собственного носа разглядеть. - Так что брось кинжал. И подальше. А горшок, так и быть, можешь на память оставить, раз такой сентиментальный...

0

17

Спрятанные клыки еще не отсутствие угрозы, но, все же магистр почувствовал некоторое облегчение. Объективно рассматривая ситуацию, можно было сделать вывод, что обе стороны находятся в довольно шатком равновесии, которое в любой миг может разбиться мелкими осколками. Маг, конечно, мог серьезно поранить оборотня, возможно, смертельно, но и он отбросив ненужный уже инстинкт самосохранения, отправит его на небеса при любом удобном случае. Ковен, узнав о нападении, займется поисками, и, еще неизвестно, к чему они приведут, да Верогору будет уже все равно.
- Могу поклясться, что не буду применять магию. – через силу выдавил магистр, уже сожалея о том, что и кому говорит. – но какие гарантии получу взамен? Или можем направиться к мракобесам вместе, а то и с различными вариациями. Хоть мне это и не нравится.
Кисть и нижняя часть предплечья стали наливаться могильным холодом – по пережатым сосудам не поступало ни капли крови.
- Слезь с руки, говорю! – поморщился Верогор, пытаясь напрячь мышцы и заранее предчувствуя пилящую боль, когда кровообращение восстановится, - мне еще сегодня практикум вести и две лекции читать. Вот встанешь за кафедру и будешь вместо меня руками махать!
«А то и наглядным пособием поработаешь…» Как то сразу навалилась усталость почти бессонной ночи, воспоминание о завтрашней работе и утомление ночной погоней.
- Кинжал не брошу, ты же свои клыки не выбьешь? Сколько тебе за горшок обещали?

0


Вы здесь » Белория: жизнь продолжается » Личные эпизоды » Квест vol.18.0 Беги, песик, беги!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC