Белория: жизнь продолжается

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Белория: жизнь продолжается » Личные эпизоды » Квест vol.21.0 Тебя посодют, а ты не воруй!


Квест vol.21.0 Тебя посодют, а ты не воруй!

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Время: середина страденя, сразу после того, как Тауру определили в Школу.
Участники: Магистр Верогор, Таура.
События: Таура обнаруживает пещеру дракона и пытается украсть оттуда золото.
Очередность постов: Таура первый и дальше по очереди.
Статус: начат.

Вопрос с определением в школу был решен. Но, как выяснилось, не так страшен черт, как его малюют. Во-первых, занятия должны были начаться еще через пару недель, во-вторых, учить надо будет магию, а это Тауре понравилось даже, в-третьих... надзор Лота никто не убирал, но жить они теперь должны были отдельно и эльфинита это обрадовало. Нет, к наставнику он уже привязался, но! Куда лучше видеть его всего пару раз в день - ну так, пара ценных указаний. И все. Покивать, сказать "Угу!", а потом как он проверит, это же не Орден, где любой и каждый может донести, если ты что-то натворил. И наставник по-любому узнает. В общем - лафа!
Вот сейчас Ланцелот был занят бумагами, а Таура праздно шатался по двору школы. Все уехали на каникулы, тишина, никого вокруг - хоть на голове стой - никто слова не скажет. Ну если начать стекла громить, наверняка накажут, но это уж совсем надо страх потерять. А Таура пока что его не потерял. Так, слегка отложил на дальнюю полку. Вон водосточная труба и крыша - можно залезть и никто не увидит. Эльфинит вспомнил, как в прошлый раз лез на стену и как потом высекли... Аж рубцы на спине и попе заныли. Сильно ведь тогда высекли, до крови, что спал на животе. А проплакал сколько? А тут? Лот его так точно бить не будет. Лот может выпороть сильно, но сечь не станет. И слава Богам. Остальные же контролеры пока вообще не представляли угрозы. Ни одного строгого взрослого (ну по своим меркам) эльфинит пока не видел в школе. Да и за непослушание на уроках здесь не били, а всего лишь сажали под замок и заставляли чистить картошку. Подумаешь, напугали кота сосиской. В общем для себя мальчик уже решил, что будет делать, что ему вздумается. Если и накажут - то не сильно, лишь бы Ланцелоту не нажаловались. А вот состроить всем глазки, чтоб не нажаловались - это как раз по части эльфинита.
Итак... А что у нас на заднем дворе? Скала? Глаза у Тауры стали такими, что скала в них отразилась полностью. И пещера. А это что там? М? Праздный интерес тут же превратился в целенаправленный. Пещера? Нет, подождите, пещера во дворе школы? То есть она какая-то учебная наверно? Или нет? Ну надо же разобраться, правильно? А то стоит бесхозный кусок скалы посередь учебного заведения... Таура решительно направился туда. Ну конеееечно, а кому разбираться, если не ему?
Правда, идти пришлось недалеко - и едва эльфинит увидел содержимое... Оу, как же загорелись то глазки! Нееет, не тем восторженно-детским блеском, который появился в зрачках, когда мальчик увидел конфеты. Это был блеск взрослый, алчный, воровской, казалось, навсегда потухший в эльфините еще в Этернии. Но нет. Стоило увидеть горы золота и парнишка снова хищно ухмыльнулся. Это школьное добро что ли? Ого сколько тут всего! Никто ведь не против, если Таура возьмет парочку монеток, да? Вон их сколько!
- Ты Ланцелоту что обещал? А? Мало тебя Каим порол за украденный нож? Мало? Тебе сказали - руки железом прижгут - и прижгут! Даже не думай!
Но какой там! Такая гора золота! Таура и думать забыл про какие-то там наказания. И ведь бери сколько хочешь. А он сразу определил, что золото-то настоящее! А еще и камни были! Всякие! Мальчишка принялся быстро все распихивать по карманам, загребая руками. Унесет - сколько сможет. А потом можно и еще одну ходку сделать. Вот это мир! Вот это ему уже нравится - золото кучами, бери сколько хоче...
Но вдруг за спиной послышалось сильное хлопанье крыльев, повалил клубами дым, а уши заложило от звериного рыка. Спутать его с чьим-то еще было сложно - ДРАКОН! Таура как стоял, так и кинулся в глубь пещеры! Но только поздно: чешуйчатое тело накрыло его, придавливая к земле. К тем самым кучам золота, столь желанным недавно. Мальчишка беспомощно приник к металлу физиономией и не мог пошевелиться. Ну вот и смерть пришла. Эльфиниту все же удалось вытянуть руки и он закрыл ими голову, хотя какой это имело теперь смысл? Он уже знал, что сейчас от него и углей не останется - даже пламя не понадобится, одного дыхания хватит. Еще один рык, гортанный, озлобленный и Тауру обдало жаром - он заорал с перепугу:
- Аааааааааааааааа! - просто "а", без вариаций на тему.

Отредактировано Таура (19-08-2012 19:23:20)

0

2

Дикий крик животного ужаса всколыхнул занавески на окнах и заставил зазвенеть слюду в рамах. Крику предшествовал рык крупного зверя ничуть по громкости не уступающий. «Очередной рыцарь-драконосек переоценил свои силы," - тяжело вздохнул магистр подходя к окну и выглядывая на улицу. Редкие  деревья и кустарник во дворе школы, готовясь к будущему листопаду, уже начали потихоньку желтеть. Драконья пещера – довольно большой кусок Элгарской скалы, кое-где поросшего разноцветным лишайником, расположенная на заднем дворе Школы почти впритык к забору снова стала центром военных действий. Рычаргу впору было ставить зарубки на стенах по числу героев/воров/самоубийц, когда либо покусившихся на его сокровища. Магистр не видел, что, вернее кто стал причиной недовольства дракона, зато очень даже хорошо слышал.
Рыцарей действительно довольно часто стоило упрекнуть за отсутствие страха. Особо не торопясь, маг вышел из комнаты, не забыв зачаровать дверь, и направился на задний двор хоть на время вправлять мозги очередному несчастному. Спуск с третьего этажа и обход Школы заняли у него около пяти минут, на протяжении которых крик не только не прекращался, но и не менял громкость и тональность. Жертва дракона вопила на вдохе и выдохе абсолютно без пауз.
С уменьшением расстояния до цели крик менялся с мужского баса до детского фальцета – резонировали стены пещеры, превращая обычный звук «а» в нечто совсем уж непонятное. На обозрение Верогора была предоставлена филейная часть дракона и раздраженно подметающий пыль хвост. Все остальное скрывала скала. Зайдя внутрь пещеры, маг увидел недавно принятого в Школу Чародеев, Пифий и Травниц, но еще не освоившегося в этом мире мальчика, в позе лягушки распластавшегося на груде монет. Сходство с раздавленным земноводным придавала и лапа дракона, прижимавшая мальчишку к драгоценному металлу. Голова ребенка была закрыта руками и опущена лицом вниз. Как он умудрялся на столько громко кричать в такой позе оставалось только догадываться. Из карманов, из-за пазухи, даже из штанин текли ручейки монет. Маг нахмурился, сообразив, что дело принимает скверный оборот. Драконы не терпели вход в свои логова посторонних, но небыло более верного способа привести их в ярость чем что-либо у них бес спроса взять, а тем более украсть.
- Что успел натворить наш новый воспитанник? - Обратился Верогор в дракону, наклоняясь и зажимая в пальцах слегка заостренное и удлиненное ухо, - И, Рычарг, не мог бы ты убрать с него лапу? Надеюсь хоть это заставит его замолчать.
- А это вы у него с-с-спрос-с-сите, - злобно прошипел дракон, выпуская своего пленника и хвостом перекрывая выход.
- Как вы объясните свое появление здесь, молодой человек? – поинтересовался магистр, за ухо поднимая нового адепта и наблюдая маленькие золотые водопадики из монеток, весело зазвеневших по полу.

0

3

Таура уже на тот свет собирался, а тут послышался знакомый голос. Правда, мальчик не поднял головы, перед смертью и не такое может послышаться. Но уже через мгновение парнишка почувствовал, что его словно отпустили, вес ушел. Зато чьи-то пальцы ухватили ухо и потянули вверх - Таура поднялся и теперь стоял, глядя на того самого дядьку, который недавно ему испытание устраивал. Это его пальцы сдавили ухо. Эльфинит не вырывался, с перепугу - даже не успел заплакать. И вообще - смысл происходящего начал доходить только сейчас: никто его не убивает. Дракон, вероятно, местный, сторожит сокровища школы. И тут же в башке щелкнуло - жизни ничего не угрожает, но его опять поймали на воровстве. Колени еще тряслись, а глазки то забегали. Срочно нужно было как-то объяснить свое поведение. Потому что... потому что если этот дядька магистр ему ничего не сделает, а Таура был в этом почти уверен, ну может поругает, первый раз же, подумаешь, то вот Ланцелоту могут рассказать. А приор знает правду. И еще слишком хорошо помнит, как мальчишка на коленях клялся-божился, что чужого не возьмет. И если только до него дойдут слухи... Это будет лавка на конюшне и розги. По-взрослому. Без всякой жалости. Были 2 вещи, за которые Ланцелот действительно порол - ложь и воровство. И за воровство в большей степени. А тут такое. В новом мире, да еще там, где предстоит работать. Короче, надо было приложить все усилия, чтобы сейчас обмануть взрослого. Хотя... Таура понимал, что рискует, усугубляя положение. Так его выдрали бы только за воровство, а тут еще и следы попытался замести. В общем или пан или пропал. Врать надо было так, чтобы не подкопаться. А лучшая защита - нападение!
И Таура прямо в лице переменился. Ни тебе виноватых глазок, ни слез. Прямо гнев праведника:
- А откуда я знал, что заходить нельзя и трогать ничего? Это же двор школьный! У нас в Ордене все, что во дворе лежало - все общее было. И мечи, и кольчуги, и щиты, и луки со стрелами. Потому что там все оруженосцы учились и всем разрешали все брать! Откуда я знал, что нельзя? Я вообще подумал, что это все ненастоящее! Что учебное золото! Что его надо защищать там как-нибудь! Что мальчишек на нем тренируют. У нас такое тоже было - мы на тренировках учебные обозы учились защищать. А в школе нет никого! Мне даже поиграть не с кем! Вот я и придумал игру - в клад играть! Я хотел взять побольше и зарыть где-нибудь тут! - ох как вдохновенно врал Таура, какие праведные слезы брызнули из глаз, ну да, обидели ребенка, что ж вы, господа взрослые, не предупреждаете! - А он... он... он... - ага, щаааас у нас еще дракон и виноватым останется! - А он ... он как налетел! И если бы вы не пришли - он бы меня тут сожраааааал, - угу, всхлипы, истерика, полный комплект, - да забирай ты свое золото, не надо оно мне! Я в другое играть буду, а тебя не позову, - сгрозил эльфинит, - вот и сиди тут один, раз тебе даже поиграть жалко! А я не знал, что оно настоящее, правда. Ну откуда столько золота в школе и чтоб просто так лежало?
Таура вывернул карманы, тщательно потряс рубашку, чтоб видно было, что ничего нет, мешало только то, что его держали за ухо.
- Нету у меня ничего, все, я все выложил. А чего он кидается сразу! Как будто сказать нельзя! Уууууу, - мальчишка вытирал слезы "обиды", уж концерты он умел разыгрывать потрясающе - это первое чему его научили воры. Потому что ребенок. И если кто за шиворот схватит - легче всего прикинуться маленьким и глупеньким, слезу пустить и - глядишь, добрый человек отпустит. Корявка специально гонял, заставляя реветь по пять раз на дню, строить жалостливые рожицы, по-детски развозить сопли по лицу, ну ни дать ни взять, несмышленыш. Такому и подзатыльника то дать жалко, не то что в темницу тащить да вешать. И Таура совершенно точно знал, как он выглядит. Каждый жест, каждый поворот головы, все это много раз репетировалось и было доведено до автоматизма. Эльфинит даже не задумывался о том, что делает и как. Он просто играл привычную роль.

Отредактировано Таура (19-08-2012 20:46:02)

0

4

«Сразу видно рыцарское воспитание!» - усмехнулся маг, глядя на состроенную благородную мордаху и позу, скопированную явно у кого-то из старших – плечи расправлены, подбородок вперед, голова поднята, глазенки сверкают. Еще бы меч в руки и готов образ героя. Только вот голос подкачал, сорвавшись с благородного металла до всхлипываний и причитаний, а потом и полноценного рева.
- Эх, ты! А еще у рыцарей учился! – осуждающе покачал головой Верогор, - сейчас же прекрати рев и немного подумай, можно ли брать чужое без разрешения? Золото у него учебное! Не знаю, как было в вашем мире, но здесь золото золотом и остается и предназначено оно явно не для игры. Более того эти драгоценности Школе не принадлежат, они собственность вот этого самого дракона – Рычарга, которого ты не берешь играть его же сбережениями. Я гляжу, вы уже познакомились.
Дракон, до этого мирно сидевший у входа, приблизил голову на длинной гибкой шее и внимательно посмотрел мальчику в глаза.
- Ещ-щ-ще тут увижу – сам виноват, - и оскалился, показывая треугольные клыки. Концерт ему не понравился. Адепта обдало дымом, высушив и закоптив дорожки на щеках, оставленные слезами.
- Извинись, и пойдем отсюда надо решить еще несколько накопившихся проблем. И прекрати, наконец, выть! Запомни, нет более верного способа самоубийства, чем украсть что-то у дракона, даже взять «на время», как ты хотел! – магистр, тряхнул рукой с ухом, закрепляя результат внушения. – И изгваздался весь, кладоискатель! Половину пещерной пыли на себя собрал, а вторую не смог только потому, что она на потолке, до которого ты еще не добрался! В вашем ордене все так ходили? Я сомневаюсь, что твой наставник позволил бы себе такой вид, и, думаю, был бы очень недоволен твоим.

0

5

Что-то не сильно ему поверили. По крайней мере, заступаться никто не стал, даже ухо не выпустили. А дракон так и вовсе еще и паром обдал. Да еще стыдить начали слезами. Вот же блин! Знал бы - не плакал. Чего пристают все вечно - мальчик, рыцарь, уже и слезу пустить нельзя! Но эльфиниту стало обидно и слезы тут же прекратились. Даже тот факт, что дракон на него дыхнул дымом, от которого Таура стал похож на трубочиста, не отвлек от обиды. Мальчишка даже не сильно испугался - ну ясно же, что зверушка ручная, раз маг так спокойно при ней разговаривает. И не съест, и даже не покусает. Итак, эльфинит надулся. За ухо отодрали, чуть не поджарили, ругают и мыть собираются, а за что? За то что не предупредили! Поразительные выводы иногда делают дети из слов взрослых... И вот сейчас были продемонстрированы как раз такие чудеса детской логики. Но! Магистр заговорил о наставнике и Тауру точно тряхонуло, хотя его и на самом деле встряхнули за ухо. Если только Ланцелот узнает об этой всей истории - будут большие проблемы. Уж ему то точно голову не заморочишь сказочками про то, что хотел поиграть. Эльфинит аж в лице изменился - сразу стал как-то куда более похож на провинившегося. Что там сказали сделать? Мальчик повернулся к дракону:
- Простите, пожалуйста, я не знал, что нельзя трогать эти вещи и больше это не повторится. Извините, - и взгляд на взрослого - все ли так? Все правильно?
- А можно меня отпустить? Я сам пойду.
Ухо уже прилично болело, да и вдруг Ланцелот увидит - тут же выйдет спросить, что случилось и чем оруженосец провинился. Да еще такой вид. Нет, реально лучше всего было сейчас не возникать, чтобы историю замяли. И мальчишка не удержался и таки спросил:
- А если я буду хорошо себя вести, вы не скажете? Не говорите, пожалуйста... Я больше не буду.
Вид у мальчика теперь был самый что ни на есть смиренный. Он и правда испугался упоминания наставника куда больше, чем всего остального. Просто Ланцелот в прошлый раз чуть ли не клятву с него взял. Дело даже не в наказании,а в том, что Таура опять подвел его. Так сказать подорвал доверие. И даже в свои 10 он это понимал. И понимал, что Лот будет сильно переживать. А этого не хотелось.

0

6

- Вот и молодец! – заметил Верогор, видя, что на «искусственно» высушенных щеках больше не появилось ни слезинки. – Испугался? Не бойся, Рычарг не причинил бы тебе вреда.
- Это как посмотреть, - проворчал дракон, остывая и слушая извинения понурившегося ребенка.
- Очень хорошо! – одобрительно кивнул маг, выслушав извинение, - Помни, ты дал слово!
Ухо было выпущено, теперь нужно было выполнить следующий пункт плана, а именно – отмыть и переодеть нового адепта.
- Ну, конечно не скажу, не переживай! Чего ты так испугался?! – сейчас вымоешься, переоденешься в чистое, одежду постираешь – никто ничего и не узнает, - магистр шутливо разлохматил Тауре волосы. – Все дети пачкаются, в этом нет ничего преступного. Наставник строгий?
За разговором они дошли до бани, из трубы которой поднимался дым, пахнущий горящими березовыми дровами. В предбаннике стояла влажная духота, и пахло замоченными березовыми вениками. Верогор затащил в парную большую деревянную бадью и наполнил ее теплой водой, оставив одно ведро для обливания. На полке были выложены кусок мыла, мочало, и откуда-то взявшийся флакончик с пенящейся розовой водой. На деревянный колышек, вбитый в стену между бревнами, было наброшено большое махровое полотенце белого цвета.
- Грязную одежду оставь на лавке, а сам залазь и мойся, - на мордахе напротив блестели только глаза, все остальное покрывал ровный слой копоти. – я быстро схожу за новой одеждой и вернусь.

0

7

Ну вот, ухо отпустили, а голос взрослого стал куда менее строгим. Даже дракон подуспокоился. Но это было не главное. Магистр пообещал не сообщать Ланцелоту! Вот это реально было важно. На слове "вымоешься" - Тауру аж передернуло, но ничего не поделаешь. Придется идти и мыться. Чтобы не приведи Единый Спящий все это не дошло до ушей наставника. Таура правда испугался.
- Наставник строгий? - спросил взрослый.
Они шли куда-то, а эльфинит думал только о том, как бы еще где не напортачить и потому ответил машинально:
- Ага... - и тут же спохватился, ведь рыцарю не полагалось жаловаться на жизнь и судьбу, а в случае неприятностей - отвечать, что все в порядке. Ну за пределами Ордена точно, и сейчас Таура об этом вспомнил. Редко вообще вспоминал, но сейчас вот вспомнил. - Нееее, - тут же протянул он. - Не строгий. Хороший. Но... он огорчится, расстроится. Будет переживать, что я такой бестолочь. Что он меня воспитать не может достойно. Он всегда как я чего сделаю - переживает. Но он не строгий.
Вообще-то да, Ланцелота по сравнению с другими наставниками уж никак строгим назвать было нельзя. Ну а то что он иной раз ругал и наказывал, так не по зубам же, как Каим Отиса бывало. Отис сделает чего не так, а Лайтер ему как зазвездит - будь здоров. Да и Таура успел получить от приора. В конце концов именно он сломал ему ребра. Но вот уже этого мальчик рассказывать не стал.
Они вошли в баню, здесь многое было похоже на то, как мылись рыцари. И Ланцелот бывало тоже загонял эльфинита прутом в лохань. Точнее до прута не доходило, но мытье осуществлялось под его непосредственным страхом. Сейчас же прута не было, но был этот дядька магистр, который мог рассказать о краже Ланцелоту. И Таура беспрекословно снял одежду и залез в лохань. Вода была чистая, теплая. Но мальчишка съежился и обнял себя руками, точно замерз. Не по себе ему было от всех этих помывок. Но надо было сидеть - и он сидел. А вот уже мыться - извините. Это было выше сил мальчика! Мочалка. Нет. Она скребла кожу. А еще была такая страшная вещь, как веник! Таура никак не мог понять, почему взрослые так любят париться. Ему эта процедура откровенно напоминала порку и он ее разве что не ненавидел. Но если Ланцелот парил, приходилось ложиться и терпеть. И вот теперь Таура моли Спящего чтобы такая идея не пришла в голову магистру. Кстати, вернулся он действительно быстро. Эльфинит так и сидел в лохани, обхватив колени руками и зыркая на взрослого глазенками с черной мордахи.

0

8

Буквально с боем вырвав комплект одежды – льняная рубашка, штаны, портки, ботинки – у старой и до жути скупой кладовщицы, магистр вернулся в баню. Над деревянным бортиком торчала лохматая голова на тонкой шее и худая спина до нижних углов лопаток, почему-то странно полосатая. Таура сидел в бадье, сжавшись в комочек и стараясь уменьшить контакт тела с водой, что, естественно, было невозможно. Больше ничего не изменилось – лицо все также напоминало черную маску с прорезями для глаз, а волосы оставались тусклыми от пыли. По воде от рук расходились серые разводы. Мальчишка явно знал, для чего нужны банные принадлежности, но по какой-то причине не спешил ими воспользоваться.
- Что ты сидишь? – удивился Верогор, - Мойся! Или ты воды боишься? А может, в вашем ордене рабыни/наложницы были, которые вас мыли? Тут уж, извини, таких удобств нет.
Маг вылил в бадью полфлакона пенящегося раствора и, небрежно взболтав воду рукой, отошел, чтобы поставить его на полку. С близкого расстояния выяснилось, что полосы к природе или рождению никакого отношения не имеют. Странная анатомическая особенность – шрамы, оставленные кнутом или розгами, некоторые ровные и белые, уже старые, другие – неровные, бугрящиеся рубцы по всей ширине спины или расходящиеся веером, накладывающиеся или пересекающие один другой. Флакон, не донесенный до горизонтальной поверхности, весело зазвенел по полу.
- Не строгий, говоришь? – голос опытного мага, не раз встречавшегося с нежитью, сел до хрипа. – Допустим. Это кто ж тогда тебя так?! За один раз не сотворить такое! Даже взрослый может не выдержать подобных побоев единовременно.
С большими усилиями голос пришел в норму, хотя желание сбегать за травником никуда не делось.
- Не сиди сиднем! Думаешь два вершка – не грязь, а три – само отвалится?!

0

9

Таура знал, что просто отсидеться вряд ли получится - магистр уже дал понять, что слова его - не пустой звук и их выполнения требовать он умеет. Но все же без дополнительного указания не шевельнулся. В воду еще и пены какой-то напустили. Фуууу. Пахло цветами. Приятно, конечно, но это же и от него теперь так будет! А он все-таки мальчик, а не девица на выданье. Ладно хоть одежду маг принес нормальную, пацанскую, а то не хватало еще какую-нибудь рясу носить до пят, как у некоторых магов. Таура бы тогда точно сбежал. Благо в этом мире не было таких строгостей, как в его, где побег из Ордена приравнивался к дезертирству и карался сожжением.
Итак, парнишка поднялся, взял мочалку и принялся себя тереть. Выходило не очень, потому что делал он это явно не хотя.
- Никто нас не мыл, просто я не люблю, - пояснил ребенок, становясь ко взрослому спиной - мужчина или нет, но Таура уже был достаточно взрослым, чтобы стесняться наготы. - А это не Ланцелот порол. Это хозяева мои в таверне, когда я еще маленький был, - сейчас, разумеется, эльфинит чувствовал себя невероятно взрослым. - Ну меня от них рыцари забрали, я вам рассказывал. А у рыцарей меня Каим сек - это другой приор, не Ланцелот. Он нормальный парень, только тумаков раздает всем. Он меня сперва тоже бил, не сек, только у меня так получилось, что ребра сломались и после этого он больше решил не бить. Только вот порол - ремнем или там чем получится. А Ланцелот... ну он меня так, иногда, если только очень провинюсь...
А вот что именно имеется в виду под "провинюсь", Таура само собой не рассказывать не стал. Он все тер и тер себя мочалкой, причем исключительно по одним и тем же местам. А потом... ну потом ему просто надоело и он решил, что хватит уже. И так чистый. Голова же осталась нетронута, лица эльфинит своего не видел - и оно тоже было черно, как и прежде.
- Все, я помылся, - заключил мальчик, окинув себя взглядом, - можно уже вылезать? А то оно воняет, я сейчас тоже так вонять буду! А я не хочу! Я же не девочка!

+1

10

- Не спи стоя! Обед пропустишь! – пригрозил маг, видя, что помывка такими темпами может затянуться до вечера, а то и завтрашнего утра. – Мочалка сама тебя мыть не будет.
У мальчика, судя по рассказам, была тяжелая жизнь, Верогор даже задумался, не слишком ли мягок этот мир к ребенку и не приведет ли эта относительная вседозволенность к чему-нибудь пагубному? «Нужно обязательно поговорить с его наставником,» - дал себе зарок магистр.
- Какие же провинности стоят сломанных ребер и исполосованной спины? Знатного клиента в таверне чем-то облил? – попробовал угадать Верогор, для стимуляции мыслительной деятельности потирая лоб. Заявление Тауры о завершении банных процедур заставило его слегка наклонить голову и закашляться, маскируя смех. Пара-тройка чистых пятен смотрелись довольно странно на основном грязном фоне.
- Да, ты не девочка, - признал справедливость последнего высказывания маг, - девочки никогда чумазыми из бани не выходят. Не халтурь! От такой мордахи все окрестные упыри разбегутся или за своего примут! Пока не отмоешься в столовую не пойдешь, а пропустишь обед – будешь голодным до ужина ходить! И волосы мой хорошенько – все в копоти.
Разложив в предбаннике грязную одежду мальчишки, Верогор неторопливо принялся ее чистить магией, временами оглядываясь, чтобы проконтролировать процесс помывки.
- Когда закончишь, возьми полотенце, на гвозде висит. Увижу на нем сажу – будешь перемываться, и так до тех пор, пока полностью не отмоешься.

0

11

Ну что опять не так? Он же сидел в воде? Сидел. Тер себя? Тер. Что ему еще нужно? Таура уже чесаться начал от этой пены. Точнее как - чесался он от одного осознания, что пена вокруг. Что она пахнет цветами. И ему казалось, что впитывается в кожу. Однако сейчас было не время возникать - мальчишка снова макнул мочалку в воду и принялся себя тереть. Ну... как умел, так и тер. Когда он жил один - мыться его никто не учил, если сам в реке где искупается, и то хорошо. Ну а не искупается, и шут бы с ним. Именно поэтому первым делом Тауре в Ордене вывели чесотку, блох и вшей. Отис мыл его фактически сам, от эльфинита требовалось только стоять и не дергаться. И то не всегда получалось, потому что мыло попадало в глаза. Ну а Ланцелот выбрал нечто среднее: иногда помогал, иногда просто выступал в качестве контролера. Правда, башку обычно мыл сперва сам эльфинит, а потом ее по-любому перемывали взрослые, поскольку волосы все равно оставались грязными.
- Пороли за разное. Иногда просто так, потому что мелкий и сдачи не дам. А Каим ребра сломал за то, что я к отбою опоздал на несколько часов, а меня искали, и людей пришлось поднимать. Все думали, что я сбежал. А если бы я кого в таверне облил - меня б вообще убили, - Таура сказал вполне серьезно, а что такого, бывали случаи, что слуг засекали до смерти, само собой подобное осуждалось и не приветствовалось, но кому какое дело до смерти простолюдина? В этом случае виновный, как правило, выплачивал штраф семье пострадавшего. А у Тауры хозяева были его же семьей. Типа. Так кому платить, самим себе?
И тут из карманов штанов вывалились фантики! Тауре было откровенно пофиг, что он голый, что только вымылся (ну или попытался), он сиганул через край лохани и подхватил с дощатого пола свое добро, а другая рука уже кинулась по карманам, извлекая из них все мальчишеские ценности.
- Это моёёё! - о да, таура был вором и ценность СВОИМ вещам знал. И не приведите Бгои - что-то у него взять. Он и думать забыл, что магистр - старший, что он может пожаловаться, что... да он вообще все забыл. Это были ЕГО вещи! Его дождевой червяк в два пальца толщиной! Его стеклышко! Его гвоздь! Его хлеб! Его огрызок от яблока!
Мальчишка стоял перед Верогором, сжимая в кулаках свои богатства, а глаза так и пилили старшего, полыхая гневом.
- Моё! - повторил он для верность.
И даже не заметил, что когда выскакивал - обернул лохань, вода разлилась по полу. Картина маслом: голый ребенок, как петух наскакивающий на взрослого мага, недомытый, но очень рассерженный, обернутое корыто и лужа на полу. Блеск!

0

12

Прочитав нотацию и тем самым простимулировав двигательную и помывочную активность, магистр вернулся к прерванной чистке одежды. Грязь, особенно на локтях, казалось останется на рубашке навеки, а вывести ее можно будет только вместе с тканью. «Как можно настолько «уделаться» за такой короткий промежуток времени?!» - недоумевал Верогор. Его подопечный тем временем делился трудными моментами своей жизни.
- Если бы ты опоздал к отбою тут, то тоже ничего хорошего бы не было. До травм, конечно не дошло бы, но наказание заслужил бы точно. И в корчмах у нас подобные случаи происходят довольно часто, но убийства с этим поводом наоборот редкость. Все ограничивается возмещением убытка и морального ущерба.
Рубашка была приведена в относительный порядок и аккуратно разложена на лавке. За ней последовал черед штанов, из карманов которых, при первом к ним прикосновении, на пол вывалился ворох цветных бумажек, опознанных магистром как фантики от конфет. По полу дробно застучали раскатившиеся сухари, рядом с ногой Верогора шлепнулось что-то уж совсем непонятное красно-коричневого цвета и извивающееся, в попытке не то укусить, не то удрать. В мягкую груду упал и тут же подпрыгнул и укатился под лавку кусок синего стекла, опасно закачался, грозя в любой момент упасть венец кучи хлама – гвоздь, воткнувшийся в огрызок яблока.
- Это моёёё! – завопил мальчишка, красивой ласточкой в ореоле брызг выпрыгивая из бадьи и переворачивая ее на бок.
- Да никто на этот хлам не претендует! – отшатнулся Верогор от воды, стремительно подступающей к носкам его сапог. – Что ты как дикий?! Смотри, что натворил! Хотя, постой-ка.
Внимание мага привлекли все те же фантики, а точнее их количество. Насколько он помнил, мальчишке досталось около четырех конфет, и открытым оставался вопрос, где он взял остальные?
- Ты что, паршивец, у меня в столе лазил?! – возмущенно выдохнул магистр, уже привычно хватая Тауру за ухо.

0

13

Уууууу. Второй раз за день. Первый раз он "одолжил" золото у дракона, второй - конфеты у мага. Угу, зашибись расклад. Если это дойдет до Ланцелота... Ну еще дракон туда-сюда, хотя парнишка знал, что рыцарю неважно - что и у кого он взял, поиграть на время или насовсем. Важен был факт - взял без разрешения владельца. Но лезть в стол взрослого мага... Как иногда переменчивы дети. Вот только что Таура не боялся вообще ничего, вот буквально мгновение назад. Но дело повернулось неожиданной стороной и эльфинит, уже было набравший в легкие воздуха, чтобы возразить... прямо на глазах сдулся. Как он мог так сглупить? Не уничтожить, не спрятать хотя бы улики, выдающие его с головой. И это после 3 лет воровской жизни? Да, теряет хватку. Однозначно. Но сейчас поздно было сокрушаться о былом величии. Его уже держали за ухо и улики были неопровержимы. Первая мысль - нашел в мусорке. Тухло. Сколько Таура ходил по школе - мусорки все время были пустыми, потому что никого народу в школе. Ну нашел бы он 2 - 3 фантика за это время, но не больше. А тут ведь видно, что их вон сколько. Ну теперь то наказания было не миновать. Вопрос был только в том, кто будет драть - наставник или этот маг. Как Ланцелот может выпороть - Таура уже знал на своей шкуре. А за воровство, да еще такое, он эту самую шкуру вовсе спустит, что месяц потом стоя будешь есть, а спать только на животе. Да и не в порке было дело. Эльфинит знал, что Лот сейчас придумает себе кучу объяснений поступка подопечного и будет винить себя. Что не досмотрел, что плохо воспитывает. Короче, он расстроится и сам будет как в воду опущенный. Значит, надо было сделать так, чтобы магистр не рассказал. А судя из недавней сцены в пещере дракона - слезы на дядьку не действовали. Зато хорошо действовал другой прием: виноват-виноват. Признаю, каюсь. И этому тоже воры когда-то научили мальчика. Если тебя на улице схватили за воротник и убедить в невиновности не представляется возможным - кайся и падай в ноги. Со взрослым такое не прокатит, но ребенка могут пожалеть. Проси, чтоб наказали сами, чтоб отлупили, чтоб только не сдавали страже. И обещай, что никогда больше ни-ни. Логика этих действий была понятна и проста: как бы не высекли - заживет. Лишь бы отпустили. А вот если передадут страже - утром будешь болтаться на веревке на главной площади. И тогда уже будет поздно. Мальчишек учили применять все до последней минуты, каяться уже на эшафоте, взывая к милости толпы и молить о пощаде. Неважно, что будет дальше - продадут ли в рабство, сдадут ли в солдаты, отдадут ли в услужение тому, кого обокрал. Все это будет потом и потом будешь разбираться. Но сейчас, здесь - ты должен выжить. И все равно, что для этого используешь - ложь, лицемерие, лесть или подставишь собственную спину. И Таура смиренно опустил голову:
- Сээээр, я больше не буду, - но никаких слез, они раздражали мага. - Да, я взял конфеты из вашего стола. Когда вы вышли во время вступительных испытаний, - подчеркнутая вежливость, прямо благородство какое-то. - Я очень прошу меня извинить. Больше не повторится. Я знаю, что не заслужил такой снисходительности, но пожалуйста, выпорьте меня сами и не говорите наставнику. Я не хочу его расстраивать своим поведением. Буду благодарен, если вы окажете такую милость.
Агнец Божий! Мальчик-одуванчик! Таура говорил так, как приучили разговаривать со старшими по званию в Ордене. Такое поведение ценилось даже у рыцарей. Сознательный мол растет оруженосец. Вряд ли кто-то из рыцарей не согласился бы. Натворил, получил, зачем кого-то вмешивать? Какая разница, чья рука распишет задницу и спину оруженосца. А мальчишка так и стоял потупившись. Даже покраснел. Но это уже скорее потому, что застеснялся наготы.

0

14

- Ты хочешь, чтобы я тебя… бил?! – изумлению мага не было предела, - да еще и сообщаешь об этом так спокойно?!
Образец смирения и кротости стоял напротив, не поднимая глаз. Водяная лужа подкралась таки к сапогам промочив их насквозь, что разозлило Верогора, у который никак не мог выкроить время, чтобы сходить и купить новые, еще больше. Пинком поставив бадью как положено, и налив туда горячей еще воды маг, сделав несколько пассов – для этого пришлось выпустить ухо на свободу – высушил пол и, опять же за ухо, засунул в бадью не сопротивляющегося адепта.
- Запомни, - рука легла на затылок ребенка и макнула того в воду, - на ваше счастье, в нашей Школе пороть не принято. – Щедро намыленное мочало круговыми движениями несколько раз прошлось по лицу, - Но воровать тем более! – еще один нырок, на поверхности образовалась черная пленка, - Наказание ты понесешь в любом случае. – теперь настал черед почти седых от пыли волос, - Конечно наставник расстроится, кому приятно узнать, что твой воспитанник – вор! – шапка серой пены, смытая ведром воды, клоками закачалась в бадье. – Вылезай и ложись на лавку! – магистр отвернулся к тазу, выбирая замоченные в нем веники.

0

15

Верогора возмутило упоминание порки, но прощать он и не думал, а потому Таура совсем растерялся. Ну если бить он не хочет, тогда чего же он будет делать? Как наказывать? Действия мага отвлекли паренька от размышлений на эту тему. Лохань была снова поставлена и наполнена водой и на этот раз маг сам взялся мыть эльфинита, мальчишка сидел тише воды ниже травы и даже смотреть на Верогора не смел, не говоря уже о том, чтобы с ним спорить. А тот намылил лицо, потом точно так же волосы, периодически куная мальца в воду, чтобы все смывать. Таура терпел и не рыпался. Но вот прозвучала страшная фраза: "...кому приятно узнать, что твой воспитанник – вор!"
Эльфинит так и застыл. Вор... Если только Ланцелоту скажут, что Таура снова украл, да еще открытым текстом, вот так... Эльфинит уже представил себе, как Верогор открывает дверь кабинета наставника, впихивает туда подопечного, а потом говорит, что тот - вор. Внутри все оборвалось, плечи затряслись сами собой. Только не это! Только не так! Таура не собирался плакать, но слезы потекли по щекам сами, не спрашивая разрешения, и он старался их скрыть. Мальчишка уже не думал о том, как его будут драть. Фигня все это. Мысль пошла работать дальше и теперь он боялся не наказания, а того, что Ланцелот, услышав подобное, просто скажет, что такой оруженосец недостоин чести служить ему. А что, это было вполне реально. Ведь эльфинит поклялся, что не будет воровать. Чем он только думал, когда брал эти злосчастные конфеты. Даже в прошлый раз, когда вышла эта идиотская история с ножом, наставник с неделю места себе не находил, а с Таурой не разговаривал. И решили, что этого больше не будет. Только в этом случае общение продолжается. Но теперь то что? Как теперь упрашивать, как уговаривать?
Таура послушно вытянулся на лавке, даже не думая о том, что сейчас будут хлестать веником - процедура, которую он ненавидел всеми фибрами души. До того ли ему было? Он уткнулся лицом в руки и заплакал, уже не в силах больше сдерживаться.
- Не говорите, пожалуйста! Ну пожалуйста, - голос стал каким-то глухим, гортанным. - Я больше не буду! Обещаю! Он меня бросит! Он тогда меня бросит! - Таура таки сказал, чего боится. - Потому что я и так плохой. Не знатный, неграмотный, непослуууушный. А еще и вооор. Уууу! - всхлипы прервали вой, но не надолго. - Он другого оруженосца возьмет! Не говорите! Я...я... не говорите! Я тогда опять один буду! А я не хочу мне с Ланцелотом хорошо!
Вот теперь таура не играл на публику, как в пещере, а реально боялся. Потому и слезы было не сдержать, они не могли как в прошлый раз "исчезнуть" в одночасье.

+1

16

Выбрав веник побольше да позеленее маг обернулся к лежащему на лавке мальчишке, в который раз уже содрогнувшись от вида иссеченной шрамами спины. Пороть, а тем более бить Тауру он не собирался в любом случае, но с пучком замоченных прутьев, пусть и с листьями казался сам себе маньяком-садистом со стажем, и поэтому старался парить как можно осторожнее.
- «Не говорите!» - передразнил Верогор, опять заревевшего ребенка, - У тебя голова на плечах конфеты в нее складывать?! «Непослушный, неграмотный»… А кто в этом виноват?! Наставник?! А, может, и конфеты он тебе в карман засунул?! О-о-о!
Присев рядом на лавку, магистр положил руку на худое вздрагивающее плечо. Слез он неважно чьих терпеть не мог, не знал как и не умел успокаивать и от того злился еще больше.
- Останешься ты со своим Ланцелотом! Но учти, иду на уступку в первый и последний раз! Еще раз увижу, узнаю, хотя бы почувствую, что ты взял что-то без спроса, и наставник будет знать о том и об этом случае сразу! – маг встал, снял с колышка полотенце и закутал в него все еще всхлипывающего адепта. – Все! Хватит! Перестань плакать! Глаза красные, опухшие! Увидит тебя наш новый магистр, догадайся, о чем подумает?
Верогор вывел Тауру в предбанник и подтолкнул его к одежде.
- Одевайся, собирай свои сокровища, там стекло какое-то под лавку укатилось, найди обязательно – наступит еще кто-нибудь! И червяка своего либо в землю прикопай, либо в банку посади – помрет ведь! Где взял-то такого?! – магистр не отходил далеко, собираясь проконтролировать уборку мусора, - Мы с тобой договорились – чтобы больше ни-ни! Обед у тебя по понятным причинам отменяется. Сейчас пойдем на кухню, где тебя ждет ведро картошки, которую надо почистить к ужину, возьмем его и вернемся ко мне в кабинет совмещать наказание с обучением.

0

17

Сперва все выглядело так, словно Верогор и думать не думает прощать, и Таура разрыдался окончательно. Но потом...
- Останешься ты со своим Ланцелотом!... - наконец-то магистр произнес ту единственную фразу, которая могла утешить мальчишку. И паренек замер. Он был так погружен в свои переживания, что даже не заметил, как его парили, обернулся - а веник уже откладывают. Верогор закутал его в полотенце и велел перестать плакать. Таура честно попытался. Слезы то сами по себе уже унялись, просто нервной системе нужно было еще какое-то время, чтобы прийти в норму. А потому всхлипы еще бывали. Без слез, без просьб. Тихие, уже сходящие на нет. Мальчик успокаивался. Внимательно слушал условия уговора и активно кивал, периодически вставляя свои мрачные: "Угу, ага".
Вычищенную форму парнишка натянул в два счета - учили быстро одеваться, привык. Все заправил, завязал, как положено, даже Ланцелот бы не придрался, знавший все тонкости рыцарского обмундирования. А уж Верогор и подавно что-то заметил бы. Червяк пока был опущен в карман без личных апартаментов.
- Это я дома нашел, после дождя, он наверно святой какой-нибудь червяк, потому и большой такой, - высказал свою догадку эльфинит: он и правда задумывался над этим вопросом, почему обычный дождевой червь так вымахал - а озеро то было священное, вот он вероятно святостью и пропитался. - У нас там место святое, значит и черви святые. Так что я его не выпущу - это особенный червяк, он наверно умный, я его надрессирую и буду фокусы показывать! - а вот это уже была мечта, да-да, Таура действительно верил в то, что сказал, святой червяк не мог по определению быть тупым, а значит из этого можно было извлечь выгоду.
Что же касается картошки... тю, подумаешь, ведро. Еще мешок таура бы принял за наказание, а ведро... Ну на часа два работы, картошку чистить он умел - и в таверне доставалось, и в Ордене. И мальчик, распихав свои сокровища, направился к выходу.
- А картошку я почищу, я умею. Я и еще что-нибудь могу сделать. Только вы не забудьте, что мы договорились! - он немного недоверчиво поглядел на магистра, вдруг проболтается?

0

18

- Все может быть, - улыбнулся Верогор внимательно рассматривая представителя фауны другого мира, почти неспособного уже ползать и похоже смирившегося со своей участью карманной зверюшки, и размышляя как бы «надрессировать» ее обладателя хотя бы на запоминание простейших букв. О чтении или письме речи пока не шло.
- Не забуду, если ты сдержишь слово. Помни – ты обещал! А слово рыцаря – крепче его меча! – магистр поперхнулся, вспоминая, как несколько часов до рассвета просидел на дереве в ожидании, когда сдохнет беснующийся под ним вурдалак с обломком меча под лопаткой. Предъявленная поутру торговцу рукоять с остатками клейма ни к чему не привела, кроме разведения руками и пожимания плечами, и зарока всегда покупать оружие у других разумных рас.
Без проблем взяв в столовой ведро картошки и еще одно пустое, маг направился в свой кабинет для продолжения воспитательных действий, поручив мальчишке нести кухонный нож. Сняв охранное заклинание с двери, и пропустив адепта в кабинет, Верогор поставил ведра рядом со стулом.
-Итак, твоя задача почистить картошку, одновременно повторяя про себя алфавит, который мы недавно пытались выучить. И не вздумай просто сидеть с умным видом!
Магистр поднял со стола первый попавшийся документ и сделал вид что всецело поглощен его изучением. «Поймаю на безделии, точно расскажу все его наставнику.» - решил он, собираясь воспользоваться телепатией для определения степени раскаяния и умственных усилий.

0

19

Эльфинит все же не очень был уверен в словах магистра. Что-то как-то он был не сильно уверен сам в том, что говорил. Но выбора не было. Они зашли на кухню и взяли ведра - одно с картошкой, другое под кожуру пустое. Тауре достался нож. Знай Верогор мальчика чуть лучше, он отдал бы ему что угодно, только не ножик. Если вспомнить драку, которую мальчишка затеял в Ордене и то, как он орудовал сим предметом кухонной утвари... В общем, Ланцелот больше Тауре в руки ничего такого не давал. И самому без разрешения брать запретил. Но в данном случае мальчик не возражал - ведь нож дал ему взрослый, да еще куратор.
- Итак, твоя задача... - пояснения магистра были более чем понятны.
Таура кивнул и уселся на отведенное ему место. На самом деле сам перед собой он поставил задачу куда более глобальную: дабы уладить проблему с возможной жалобой на себя, надо было искупить вину примерным поведением. Это Таура умел. Если ненадолго и без фанатизма - то на пару дней его хватало обычно. Правда, потом опять несло по кочкам, так сказать, но обычно за 2 дня взрослые успевали успокоиться.
Мальчик кивнул преподавателю. Оставалось придумать, как повторять алфавит, чтобы маг точно мог проверить, что эльфинит не бездельничает. О! Можно чистить картошку и писать буквы прямо на ней ножиком. А потом слова складывать. Даже интересно будет. Вообще-то алфавит стараниями Ланцелота эльфинит уже выучил. Примерно. Знал все буквы и даже мог кое-что записать, уловив главный принцип перевода звуковых единиц в графические. Только вот начертания букв он знал пока нетвердо, а когда пробовал писать, на начальных стадиях - пропускал буквы или заменял на похожие.
Что бы такого написать? О! А почему бы не попробовать записать имя и звание мага? Таура начал зажимать пальцы, чтобы посчитать, сколько картошин ему понадобится. Надо было 14, но у эльфинита получилось гораздо меньше. Он посчитал слоги, поскольку в уме не смог разделить согласные и гласные в местах их соединений. Но затея показалась мальчику интересной. А потом ведь можно будет Верогору показать результат своих стараний. И спросить - правильно ли получилось?
И мальчишка с энтузиазмом, совершенно нехарактерным для наказанного ребенка, принялся чистить картошку. Чистить он умел, а с ножом обращался, пожалуй, лучше, чем большинство адептов Стармина. В итоге уже через 15 минут на полу появились 6 картофелин  с буквами: М А Г И С Р. Причем некоторые были написаны не совсем верно, с типичными для детей ошибками, а "Т" эльфинит вообще пропустил. Зато мальчишка совершенно точно установил, что посчитал неправильно и букв куда больше. Пришлось чистить картошку дальше и работа затянулась еще на полчаса. Зато итоговый результат выглядел примерно следующим образом:

http://s52.radikal.ru/i138/1208/5f/5f77143717e2.jpg

Таура еще раз оглядел свою работу придирчивым взглядом и решил, что все не хорошо, а просто замечательно. Вот теперь и мага можно было позвать - показать. Мальчик отложил нож и подошел к столу взрослого:
- А я там написал кое-что, хотите покажу? - глаза были хитрющие-хитрющие, но Тауре и в голову не приходило, что мужчина может сказать, что занят. Это был реально плод великих усилий и игнорирование со стороны взрослого такого шедевра обидело бы эльфинита до глубины души.

+1

20

Отгородившись от адепта «архиважным» отчетом о летней практике адептов восьмого курса, проводимой в Колодищах, маг наблюдал за ходом воспитательных мероприятий. К его удивлению, Таура не казался огорченным наказанием и не тяготился им так сильно, как любой другой адепт на его месте. Кожура ровными спиральками падала в ведро, а горка чищеной картошки росла довольно быстро. Успокоившись на счет выполнения првого задания, Верогор углубился в документ, который нужно было последний раз отредактировать и отнести на подпись Учителю. На середине работы магистр вспомнил, что дал ребенку еще одно задание, а именно повторять алфавит. Сосредоточенный вид воспитуемого мог быть простой маской, которую умели одевать на лекциях все адепты, задумавшиеся в это время обо всем кроме учебы. Уже решившего воспользоваться телепатией, Верогора застал врасплох голос воспитуемого. Подняв от документа глаза и встретившись взглядом с хитрым прищуром мальчишки, магистр невольно поежился. Подобными взглядами обменивались между собой адепты, задумавшие какую-нибудь шутку и ждущие, когда жертва в нее попадется.
- Написал? Где? – маг не припоминал, что давал Тауре пергамент и писчие принадлежности. И это насторожило его еще больше.
Рядом со стулом, на котором ранее сидел мальчишка, все также стояли два ведра – теперь уже с кожурой и чищеной картошкой. Около десятка картофелин кривой линией лежало на полу. Каждый корнеплод украшала непонятная загогулина. Приглядевшись, маг смог различить в переплетении линий буквы привычного ему алфавита всеобщего языка. Смысл надписи открылся далеко не сразу.
- «Магиср Вирагр».  – прочитал магистр Верогор с улыбкой, - кхм, ты, конечно молодец, проявил инициативу, и сегодня в столовой будет картофельное пюре, но запомни на будущее: «магистр» пишется с буквой «т».
Маг вытащил из ножен ритуальный кинжал и, достав из ведра еще одну картофелину, нацарапал на ней букву и положил на нужное в линии место.
- Буквы «И» и «С» пишутся в другую сторону, вот так, - еще две картошины пострадали от серебряного лезвия, но и одно слово было правильно выложено. – Здесь меняем букву «И» на букву «Е», убираем букву «А» - ее нет в моем имени и добавляем две буквы «О». Прочитай, что получилось?
Лезвие было тщательно вытерто тряпочкой и спрятано в ножны.
- Выложи свое имя без ошибок, и я не буду на тебя сердиться, - маг, скрывая довольный блеск глаз, вернулся к столу, чтобы не отвлекать мальчика от важного дела, и, проведя быструю ревизию, вытащил из ящика конфету, - молодец, заслужил!

+2


Вы здесь » Белория: жизнь продолжается » Личные эпизоды » Квест vol.21.0 Тебя посодют, а ты не воруй!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC